?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

У Исаака Павловича была страсть. Он коллекционировал значки и медали. Каждый день Розенбойм менял значки на костюме. При этом не важно, чему они посвящены. Когда я сблизился с Розенбоймом, он каждый значок разъяснял. Значки были дореволюционные, довоенные. И не только российские или советские. Из разных стран. Исааку Павловичу нравились малюсенькие зарубежные значки. «Смотри, Моляков, - бодро говорил мне Розенбойм, - как чудесно смотрится этот маленький голубой значочек на пиджаке. Как будто малюсенький белый грибок в зеленой траве».
Я менялся значками с Розенбоймом. И он меня не обманывал. Меной я был удовлетворен. Наши друзья по соцлагерю делали шикарные небольшие значочки. Фирмы, предприятия выпускали свои символы целыми сериями. Например, я сменял Розенбойму целую серию маленьких значков машиностроительного завода «ЧКД-Прага» и польского города Катовице.
Дело было не в значках, а в разговорах, которые несколько раз имел с Исааком Павловичем. Розенбойм признался, что когда я ему в первый раз надерзил, он решил проверить – а есть ли за дерзостью еще что-нибудь. Если есть ум и трудолюбие, тогда стоит меня пожалеть. А если нет, надо карать за наглую дурость. У меня за дерзостью было трудолюбие. Но ум заточен не на физику с математикой. «Ты, Моляков, - сказал мне Розенбойм, - лирик и мечтатель. Все переживаешь остро. Так что точными науками заниматься не советую», - завершил Исаак Павлович. Я спросил, а почему меня нужно жалеть, если у меня есть не только дерзость. «Ты еще не дорос и сейчас не поймешь, почему я так сказал, - ответил Розенбойм. – Сейчас для тебя все просто и правильно. Только так и надо постигать мир, а ты его только начал осваивать. Мол, «терпение и труд все перетрут». Живи по этому правилу. Хорошо, если с этим девизом проживешь. Но скажу тебе из своего личного опыта, и, может, ты поймешь это, став взрослым, - отвага, ум и трудолюбие порой приводят к таким неутешительным и страшным итогам, что подводящих эти итоги остается только жалеть. Лучше бы уж человек был просто отважным дураком».
Взялся спорить с Исааком Павловичем. Но в голове почему-то были грустные, влажные глаза нашего физика. Он, видимо, был когда-то и смелым, и умным, и трудолюбивым. Итог печален. И, хоть я и спорил с Розенбоймом, урок остался на всю жизнь. Положительность смелости, ума и трудолюбия велика, но относительна. Есть что-то более великое, чем эти три качества. Почти абсолютное и безразличное к твоему уму, смелости, трудолюбию. Ты вот пыжишься, пыжишься, весь из себя положительный, а потом это великое и грозное как жахнет по башке, что от тебя, такого хорошего, мокрого места не останется (останутся лишь печальные, влажные глазенки). Прихлопнет, а ты даже и не поймешь, за что тебя накрыло.
Дома об этом разговоре с Розенбоймом не сказал ничего. Чуял, родителям размышления Исаака Павловича не очень понравятся. Но со Степняком, конечно же, тему обговорил.
Юрий Владимирович иногда (правда, редко) пребывал в каком-то разобранном состоянии. В такие моменты нос у него был большой и красный (он по-старомодному нюхал табак из серебряной табакерки), длинные белые волосы растрепаны, галстук снят, ворот белоснежной рубашки расстегнут. Глаза его, такие же, наполненные темной, влажной тоской, как у физика, были чуть-чуть навыкате и какие-то омертвелые. Видно, у него тоже где-то был припрятан пузырек со спиртом. В такие грустные моменты Степняк играл в карты на мелкие деньги с преподавателем из соседнего класса. Этот сосед был черняв, очкаст, симпатичен и, как-то не по-человечески, «остр».
Вот в такой момент я и затеял со Степняком «розенбоймовский» разговор. Разговор о бессмысленности жизни. «А музыка? - неожиданно встрепенулся Степняк. – Жизнь может быть и жестока, и бессмысленна, но ты говоришь об итогах. А я тебе, Игорь, говорю о процессе. Пойми, ты живешь – и живи. Жизнь хороша сама по себе, и важная, или не очень, музыка сочиняется и исполняется как сопровождение к этому процессу жизни, а не к ее итогам. Впрочем, в итогах тоже пишут и исполняют музыку. Похоронные марши. Вообще же, Игорь, видно, мысли это не твои. А ты живи по принципу: терпение и труд все перетрут. Легче будет, и жизнь проживешь хорошо».
Сказал это Степняк (приблизительно, конечно, как помню, по прошествии десятков лет) и снова стал грустный. Молча слушал, как я исполняю домашние задания. Про то, стоит ли мне посвящать жизнь музыке, Степняк ничего не сказал. Вот Розенбойм сказал, что математика – не мое дело. А вот мое ли дело музыка, от преподавателя музыки я так и не услышал. Глупо было ждать ответа на этот вопрос чуть позже от Татьяны Михайловны Кондратьевой. Мне-то ясен ответ (хоть Степняк и смолчал): музыка - тоже не мое.
Пришлось чуть ли не выкрикнуть Степняку, что меня ждет профессия кинорежиссера. Почему кинорежиссера? Фильмов я смотрел немного, хотя «А зори здесь тихие» Ростоцкого потрясли меня, и потрясли гораздо больше, чем «Война и мир» Бондарчука (ну, не дворянин Бондарчук, нечего про дворян и снимать).
Степняк, после заявления про кинорежиссуру, странно глянул на меня. Быстро сказал: «Ладно, ладно, играй, давай». На этом «розенбоймовская» тема была исчерпана.

Latest Month

August 2022
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Comments

  • 4 Jul 2022, 11:20
    эне-бене раба
    квинтер-финтер жаба
    эне-бене рес
    квинтер-сфинктер жес

    P.S. тихо шифером шурша, крыша едет не спеша...
  • 17 Jun 2022, 09:48
    "Во времена победившего Бармалея («нормальные герои всегда идут в обход») ушла в глубину памяти трепетная тема революции. Она жива, никуда не делась. Очень близко время, когда тайный золотой запас…
  • 22 May 2022, 06:47
    Такое - только прямиком психиатрам на консилиум отправлять...
  • 14 May 2022, 12:03
    наконец-то хоть что-нить полезное сделали???
  • 14 May 2022, 12:01
    наконец-то любимым делом занялся - ПОМОЙКАМИ ;-)
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner