i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Верный признак

Давно строят "Хевел". Говорят, "Хевел" спасёт "Химпром". Маловероятно. "Химпром" вянет, гаснет, скукоживается. Симпатичная молодая дама, которая руководит химическим гигантом, обещает - всё будет тип-топ.

В Чувашии модно пить чай на улице. Присядут на корточки на снег и цедят из целофанновых стаканчиков дымящийся напиток. Сегодня, у дома правительства видел мужика - шикарный костюм, дублёнка, голубая рубашка и алый галстук. Лицо - важное, на 100 рублей. В левой руке - папка с документами - читает. В откинутой правой руке - дымящийся пластиковый стаканчик. Пакетик "Липтона" задорно плещется хвостиком на ветру. С громадных елок тихо осыпается снежок.


Дикий обычай на ходу потреблять "Липтон" в морозных снегах также нелеп, как разговоры про лучезарное будущее "Химпрома". В России сейчас рентабельна в основном добыча сырья и его первичная переработка.

Обслуживать трубу смогут и 15 миллионов (М.Тэтчер). Куда девать 100 миллионов? Откуда взять 25 миллионов рабочих мест (В.Путин)? Этот Путин встраивает Россию в мировой хозяйственный уклад. Неизбежно: вымирание населения, расслоение на богатых и бедных, отмирание высокотехнологических производств ("Химпром"). Чую - "Хевел", не вступив в строй - уже устарел. Нет промышленности и с/х - скорый развал РФ. Не на что содержать огромный (в силу безидейности) государственный аппарат. Единство государства входит в противоречие с нынешним экономическим укладом.

Но меня волнует шикарный мужик с чаем на морозе. Хочется сказать - сядь, отдохни, что ты бродишь со стаканчиком по улицам. Некультурно же... Речь о сформировавшейся "новой" общности людей. Возраст её - 10-15 лет. Когда грянул великий Октябрь, семьдесят процентов населения были безграмотны. Но всё население было разбито на чётные социальные уклады и слои. Горьковских "Челкашей" - единицы. Сейчас читать умеют все и, почти все - челкаши. Жадные до материального. Вниз по социальной лестнице - с ветерком. Лишь бы не делать усилий. Вожделение к суррогату. Чипсы и чупа-чупсы. Плаcтиковые бутылки и вот этот мерзкий чай в стаканчиках из химического дерьма. А как противна водочка из такого стаканчика - слов нет! Водочка из такого стаканчика - дно морального падения (вслед за беспрерывными изменами и интересом к гомосекам). Формат  - не формат: Слушаем и смотрим только то, что нравится, а нравится - дерьмо. Ложь и обман, а не упорный труд. Тупость (утрата способности логически мыслить и выстраивать причинно-следственные связи).  Детское доверие глупости. Взращённый телеком жуткий социальный эгоизм. Только я и, может быть, только моя семья в моём домике.

Подавляющее количество особей нынче таковы. Не понимают: девушка-красотулечка в руководителях огромного завода по меньшей мере пошло. Технология великого когда-то "Химпрома" (или Тракторного) "не чувствует" этой пошлости. Неаккуратность в общих вещах, непонимание красоты процесса приводит к разрушению. И мужики, бредущие по аллеям с чайком - верный признак беды.
Tags: Химпром
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 481)

    От Кремля выдвинулись к Новодевичьему монастырю. Куда-то вбок уходили мысли. Вылезали эмоции. В душе огромное «чувствилище». Оно утробно, сытно…

  • Заметки на ходу (часть 480)

    Когда отца пронзила невыносимая сердечная боль, матери рядом не оказалось. Если бы была рядом – отец бы выжил. Пока шли к больнице – солнце воли…

  • Заметки на ходу (часть 479)

    К девяносто первому году все было – родители, огромная и очень добрая любовь, рождение детей, хорошие учителя, какие-никакие любовницы, Москва,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Заметки на ходу (часть 481)

    От Кремля выдвинулись к Новодевичьему монастырю. Куда-то вбок уходили мысли. Вылезали эмоции. В душе огромное «чувствилище». Оно утробно, сытно…

  • Заметки на ходу (часть 480)

    Когда отца пронзила невыносимая сердечная боль, матери рядом не оказалось. Если бы была рядом – отец бы выжил. Пока шли к больнице – солнце воли…

  • Заметки на ходу (часть 479)

    К девяносто первому году все было – родители, огромная и очень добрая любовь, рождение детей, хорошие учителя, какие-никакие любовницы, Москва,…