i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 243)

Однажды, когда я остался в классе один, физик вышел в лаборантскую. Сделав задание, я направился к открытой двери лаборантской. Физик стоял ко мне спиной. Он что-то наливал, прозрачное и холодное, в маленькую мензурку. Налил – и выпил, использовав мензурку как рюмочку. Понял, что физик постоянно слегка пьян. Тихо вернулся на место, так что он не узнал, как я видел его холодную мензурку. Физик появился в дверях лаборантской, быстро проверил мое задание. То, что он выпимший, не ощущалось. Только большие глаза чуть-чуть больше налились темной влагой.
Раза два физик беседовал со мной. О физике. После этих выпивок на рабочем месте до меня дошло, что пьянство многолико и не всегда отрицательно. «Да, - думал я, - физик пьет. Но темная грусть в его больших еврейских глазах неотделима от потребляемого спирта. Может быть, обстоятельства в жизни столь неодолимы, что обойтись без мензурочки со спиртом никак нельзя. Физик имеет такие сволочные обстоятельства, когда спирт нужен».
Однажды поздней осенью тащился совершенно без сил из музыкалки. Брел по Новослободской, мимо ярко освещенных витрин магазинчиков. Сыпал мелкий дождь. На тротуарах слякоть. Неожиданно, прямо перед собой, увидел нашего физика. Он меня не видел, потому что все его внимание было сосредоточено на пышной крашеной блондинке, стоящей за стеклянной дверью магазина. Было уже то ли семь, то ли восемь часов вечера, и магазин закрылся. Физик не был ни вальяжен, ни солиден. Вся его суть сосредоточилась в огромных, наполненных мольбой, глазах. Через них к блондинке струилось столько великой просьбы. Помню имя блондинки. «Света, Света, открой, прошу тебя», - говорил физик. А Света не открывала. Зачем физику нужна была эта Света? Может, ему хотелось выпить, а он не успел заскочить в магазин. А может, он эту Свету любил. Учитель, а я свидетель его страстной мольбы. Стало неудобно, как будто увидел голого человека. Пришлось поскорей уйти.
Много лет спустя мне довелось познакомиться с еще одним пьющим физиком – таким же умным и таким же грустным. Фамилия его Сподобаев, и был он хорошим знакомым Таньки Петровой.
В фильме Глеба Панфилова «Тема» Станислав Любшин играет диссидента (пьющего, между прочим). Перед отъездом за границу он прощается с героиней Инны Чуриковой. Сильнейшая сцена (да и сам фильм хорош). Увидел эту сцену, и меня охватило чувство, которое было, когда я смотрел на несчастного физика и эту самую Свету.
Мне доставалось много и, честно говоря, беспощадно. Исаак Павлович Розенбойм с дополнительными занятиями, тот же физик, лупоглазая преподавательница по сольфеджио, Юрий Владимирович Степняк с этюдами и фугами, мама с выставками и концертами. Ложился каждый день около 12 часов, а вставала вся семья в половине седьмого. Толпа слушателей ВПШ и Академии по лестницам и на лифтах спускалась вниз. Со всех сторон нас приветствовали знакомые – друзья матери и отца. Я только спускался на улицу, но за этот короткий период мне успевали подарить несколько жвачек, значков и наклеек. Были конфетки, шоколадки, яблоки, мандарины (перед Новым годом особенно).
К школе подходил бодрым. Когда становилось невмоготу, призывал на помощь отца. Он, инженер, быстро решал трудные примеры. Но иногда справиться не мог и он. Тогда на помощь шли друзья из соседних комнат. Отец дружил с дядей Саидом, узбеком из противоположной комнаты, и дядей Леней Тяньговым. Дядя Саид сейчас в новом, независимом Узбекистане, какая-то большая шишка (такого плова, как у дяди Саида, я больше не ел нигде).
Тогда они были молоды и дружили. Собирались над алгебраическим примером и колдовали над ним до тех пор, пока решение не было найдено.
Исаак Павлович знал, что мне помогают старшие. Коммунистов он не любил и через меня устроил с ними соревнование в виде заданий по алгебре. Мол, все коммуняки тупые, и я докажу вам, что вы тупые. Но и мой отец был не прост. Чувствовал заочную нелюбовь Исаака Павловича. Отец рассуждал так (хотя это только моя догадка): «Погоди, сволочь буржуйская, нас, коммунистов, не возьмешь. Не на тех напал». И то верно. Куда уж было гордому, но одинокому себялюбцу-антикоммунисту Розенбойму тягаться с целым коллективом далеко не глупых людей. Месяца через три Исаак Павлович признал, что по программе всех ребят в школе я догнал. Теперь задача – аккуратно выполнять задания.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Пушкинская атака

    Н.И. Ушаков. История военных действий в Азиатской Турции. Граф Паскевич. Генерал Раевский (27 лет). Пушкин под Арзрумом. Атака на турок. Пушкин…

  • Пушкин - наше всё

    От Троцкого (Россия лишь топливо для мировой революции) Сталин повернул страну к русской истории и патриотизму. Великим советским поэтом был выбран…

  • Кто украл хомуты

    4-го мая, в электричке - две мысли. Первая - про тайную борьбу газет "Правда" и "Советская Россия". Шурчанов, бывший главред…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment