i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 185

Дело не кончилось. Факелоносец так же медленно и торжественно, словно журавль на болоте, то ли побежал, а скорее, стал вышагивать, обратно. Девушка с фотоаппаратом, быстрым шагом, вертелась туда-сюда, что-то высматривала в объектив. На сцену вновь выбежал Олешко с гурьбой ребятишек. Свой хлеб он ел не зря. Выучить текст представления, запомнить движения танца - это труд. Человек-журавль так бы не сумел. Он торжественно, с потухшим факелом, проследовал мимо кучки федеральных чиновников, которые уходили со стадиона.
«Гляди-ка, - сказал сосед в очках, - Ливанов еще и ручками машет, кого-то приветствует. А сам все разваливает. Буквально все. Я в Академическом институте работаю почти тридцать лет. Да мы…» Что сделали сотрудники института, установить не удалось. Звук музыки стал совершенно оглушительным. На лагерь упала ночь. Казалось, огонь от человека-журавля разнесся по всей чаше стадиона. Прожектора метались, хлестали зрителей разноцветными лучами. Медведь-гора скрылась во тьме. Тут в ее направлении ударил голубой лазерный луч, за ним, на бок горы, почти ровно, легло изображение Гурзуфа, панорама Артека. Изображения на чудовищном, по размеру, экране следовали одно за другим, отражая лагерную историю. Я увидел мой Артек, счастливый лагерь семидесятых годов. Вот ребята в рабочей форме. А вот, в Севастополе, артековцы стоят, в синей парадной форме, с белыми портупеями, перчатками, в пилотках, возле Вечного огня. Возложение венков, а потом снова возложение венков к памятному месту на набережной, которым был отмечен расстрел матросов восставшего крейсера «Очаков». Невольно всматриваюсь - нет ли там меня, не мелькает ли в строю моя фигура.
В России многое делалось не ради функции, а ради идеи. Перов - гений. Один портрет Достоевского чего стоит! Но это был человек сверхзадачи. Мог не доработать с красками, с формой, но идею (в частности, идею страдания народа и умиления перед ним) ставил превыше всего. Были таковы и французы. Делакруа, «Свобода на баррикадах». Рядом с полуобнаженной женщиной со знаменем Республики - Гаврош, еще ребенок, но решительно размахивающий пистолетом. И русские писатели - то же самое. Достоевский спешил, порой писал непричесанно, «лохмато», но затачивал православие, как штык, на беспощадную борьбу с «бесами». Не было в России оправдания формой и красотой. Быстро художники вырвались из скорлупы Академии на просторы самых разнообразных идей. Образ ребенка, пусть корыстно, чтобы усилить воздействие, использовали по полной программе.
Артек - собрание четко организованной детской массы, направляемое на достижение определенных идеологических целей (целей коммунизма). В православных монастырях - то же самое. Подобное построение мне близко. Я - человек сверхидеи. Чистая форма неизменно соблазняет меня (импрессионизм), но борьба с искушением идет беспрерывно. В старых фильмах, переведенных на бок горы, себя так и не увидел. Кончился видеоряд. И пошли извиваться, крутиться, ввинчиваться в горный камень причудливые картины, нарисованные лазерным лучом. Зрелище было настолько красивым, что стадион взревел, увидев это чудо.
Возник профиль Пушкина, а на сцене медленно фланировали дамы и кавалеры в костюмах позапрошлого века. И тут ударил салют. Тысячами огней он отражался в море. Свечение раскалило до белого цвета сторожевик, который все еще патрулировал берег. Чтобы не застрять на выходе, мы с И. попрощались с соседями и, через центральный проход, вышли со стадиона. Прощай, резвая собачка! До свидания, шоумен Олешко!
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments