i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 181

У контрольной рамки - он и она. Проскочили удачно. Ни мы никого не задавили, ни нас не помяли. Интеллигентная публика - не ломится, как дурная, ждет. Чувство тесноты в толпе рождает ощущение единения, своеобразной семьи. Если такая громада людей будет собираться постоянно - зародится новый праздник. Думаешь - вот оно, твое одиночество. Большего не надо. За десятилетия устал от людского разнообразия, распарило оно тебя до горячей наготы. Но вот повеял ветерок от бурлящего потока людей, и он влечет тебя с собою. Движение не механическое, «ветер» стремящихся толп людей не материален, но подбрасывает в небеса. По-новому видятся события, с иной точки зрения воспринимаешь себя самого.
Хороши писания Фихте об «абсолютном Я». Своеобразная «поэзия философии». Жизнь отламывает от идеального «Я» осколки, швыряет их неведомо куда. По идеальному мрамору «идеала» бегут трещины. Жизнь идет с потерей идеального. Но, оказавшись в чужом городе, в чужой стране, неожиданно видишь осколок, малую соринку и в этом малом узнаешь себя. Как кусочек твоего «Я» занесло в Тмутаракань, хорошо объясняет классик немецкой метафизики. Когда под Парижем, в Фонтенбло, увидел маленькую ванну, в которой мылся Наполеон, то тут же в памяти всплыла точно такая же, в городе Уральске. Но в ней мыли меня, маленького. Пахнуло чем-то знакомым, сверкнул знакомый осколок и исчез.
На верхнем ярусе артековского стадиона ощущаешь магнетическое излучение. Медленно, чуть быстрее, со свистом, со всех концов Вселенной (а по Фихте, наше абсолютное «Я» имеет отношение к бесконечности) неслись к душе моей кусочки, осколки, крошечки сущности, которую растерял на жизненном пути. Люди пьют, чтобы ощутить суррогат чувства собирания духа. Это - обман. Он временен, но чрезвычайно приятен. Когда не пьешь - утрата пластов личности происходит безболезненно. Без страданий, в трезвом уме и твердой памяти, ты отдаешь последний кусочек «абсолютного Я». Не останется ни трезвого ума, ни памяти, еще не размягченных маразмом. Ты окончишься.
Наступил момент, и утраченное на жизненном пути вернулось временно к тебе. Пришла сногсшибательная радость. Такой восторг бывает в детстве. Ребенком не догадываешься, что есть «обратная сторона Луны». Противоречия, сомнения, цинизм, разрушительный «опыт» еще не мучили тебя.
И. смотрит восторженно: «Глаза у тебя блестят. Просто горят! И - словно чужой. Прямо инопланетянин». Хочу сказать ей спасибо за то, что привела в город счастья, в Артек. Не могу. Отпавшие от меня куски летят с разных сторон, «вбиваются» в те места, где находились лет сорок назад. Щели, выбоины забиты грязью, пылью, поросли мхом, но, белые, как мрамор, осколки «садятся» на прежние места. Наносное отлетает. На глазах у И. творится то, что я назвал бы частичным рождением, чудом преображения в то, что уже было.
Слова благодарности с трудом, но все-таки выходят. Это окончательно пугает жену. Привычный Моляков предстал в облике Франкенштейна. Отделывается дежурной фразой: «Да ну тебя! Опять придуриваешься. Не можешь без выкрутасов».
Утерянное мной вернулось. Могу видеть, говорить. Увидел четко: широкая сцена, за ней - задник с двумя проходами. Задняя часть впечатляет. По ней мечутся лазерные блики. Сначала звучит музыка, похожая на «Moby» двухтысячного года. Абстрактные звуки сменяются старыми пионерскими песнями. Слышать их приятно. Народ все прибывает. Идут по рядам, рассаживаются.
В сентябре, в средней полосе, бывают холодные вечера, с гаснущим малиновым солнцем. Свет заходящего светила тяжел, густ, плотен. Лучи держат тяжелые дождевые облака, не пуская дождь. Теперь такой вечер. Только жарко и даже душно.
Tags: Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments