i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 177

Тучи уползли в сторону моря. Небо выглядело странно. Над горами, сгрудившимися вокруг Гурзуфа - темно-синее. Там, где монумент Ленина уперся штыками-знаменами в свод неба, клубились беспокойные тучи. И. все шла и шла по полю к краю площадки, удаляясь от памятника. Показалось - сейчас и вовсе растворится в дождливой мгле. Стал кричать, звать вернуться обратно. Жена повернулась, помахала рукой. Стало страшно за нее. Стремительно поскакал на толстых ножках вслед. Догнал, запыхавшись. Сказал сердито: «Испугался. Провалишься в яму, пропадешь. А как же я без тебя!»
И., торжествующе: «Ага! Боишься! Тогда пошли вниз. Видишь, разноцветные крыши по берегу?» «Это лагерь «Морской», красивый. Конечно, надо сходить», - соглашаюсь с женой.
Памятник окружали неопрятные лестницы в трещинах. Из них лезла трава, а в одном месте вырос камыш. За монументом началась ровная дорога. Пошел ухоженный парк, появился фанерный Галустян. Сбоку вывернулся бетонный желоб, в который была забрана бурная горная речка. От дороги влево убегали бетонные тропки, терявшиеся в обширной оливковой роще. Деревьев было много. Из-за цвета оливковых листьев казалось, что роща пронизана серебряным свечением. Сказочная картина. У некоторых оливок - табличка. На них надписи, из которых ясно, кто из солидных гостей высадил растение. Министры. Промышленники. Целые организации и предприятия занимались посадками.
Судя по внушительным размерам посадок, лагерь «Морской» был центром приема гостей «Артека». Корпуса - длинные, четырехэтажные, врубились в скалистый берег чуть в глубине. У самой кромки пляжа (мелкогалечного, серого) выстроились четыре небольших корпуса изумительной красоты. Воздушные, все из стекла. На третьем этаже солярий. Там еще в мое время пионеры делали физзарядку. Она - обязательна.
В лагере «Горном» все дружины вываливались перед корпусами. Плотный, жилистый физрук со свистком. И р-р-раз, и два-а-а! Целых полчаса.
Длинная столовая слева, а справа - хлопотливо шумит наполненная дождевой водой речка. Через бетонный желоб, в котором она бурлит, есть мостик. Там, среди сосен, усыпанная мелким гравием площадка, вырубленная в скале, в каменной ограде, устроенной против оползней.
В «Морском» дежурят не молодые люди в пиджаках, а солидные дядьки. Каждый - высокий, статный. Никаких азиатов. Все - русские. А глаза у каждого рысьи. В светлых брюках, в белых рубашках с коротким рукавом. У каждого в руках чемоданчик. Один дядька надел поверх рубашки светло-зеленый бронежилет, в кармане которого - портативная рация. В ней горит беспокойный зеленый огонек. такси».
Тревога: сейчас прогонят. Однако дежурные благожелательные. «Куда?» - спрашивают. «Гуляем, отдыхаем здесь. Жене показываю», - отвечаю. Достаю депутатское удостоверение, охрана изучает. Бросают взгляды на бейджики. «Идите, - говорят, - только быстрее, скоро все окончательно перекроем, не выберетесь».
Лагерь пуст, чист, тих. Шумят включенные на полную мощность фонтаны. Смотрим мозаичное панно и мемориальную доску - здесь стояли первые палатки. Поднимаемся среди магнолий выше, к продолговатым корпусам. Доходим до памятника Саманте Смит. Тихонько говорю И.: «Были дураки. Требовали у коммунистов, чтоб покаялись. За что? За «Артек», за «Орленок». За тысячи детских здравниц по стране. Дура Хакамада в нежном возрасте устроила безобразие в артековской столовке. Есть правила: поел, убрал посуду и хором: «Всем приятного аппетита!» Эта инфузория подговорила ребят своего отряда, и они крикнули: «Всем приятно отравиться!» Ну, не сволочь ли, эгоистка проклятая. Бабы во вредности страшнее мужиков. Саманта - хорошая девчонка. А то, что коммунисты не покаялись, я, как коммунист, считаю - молодцы. КПСС - не просто партия. Она несла тяжесть государственно-политических функций. Покаялись бы - тут же начались погромы, поджоги, дикие расправы над партийцами. Тут не об ответственности коммунистов говорить надо. Они - плоть от плоти народа. Поднимался ли вопрос об ответственности самого народа? Больно на словах все «облизывают» это самое население. Там - не только хорошее. Пороки, хамство, тупость, завистливость, безответственность. Посмотри на тех, кто двадцать лет назад требовал партфункционеров вешать. Сейчас они убогие, никому не нужны. Та же Хакамада. Иногда думаешь: нет в мире тупее людишек, чем наши».
Вдали мелькнула небольшая группа людей. Показалось - Медведев, Ливанов, Голодец, прихлебаи из правительственного пресс-пула. Вернулись обратно. Поблагодарил «особистов» за то, что пустили в «Морской».
Tags: Крым
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments