i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 172

Дорога - вниз. С одной стороны стенка из ракушечника, а с другой - густая растительность. Проходим над самым старым лагерем - «Кипарисным». Проезжая часть заполнена автомобилями. На тротуаре много народа, и все идут в одном направлении. Совсем душно. Тучи одолели горные хребты, одолели солнце, закрыли голубое небо. Аю-Даг мрачен, неприветлив. Звонко ударили первые капли по крышам автомобилей, автобусов, звездами разбрызгались на светло-сером асфальте. Сворачиваем на боковую дорожку. Дворик. Несколько иномарок. Клумбы, ухоженные мастером - розы всех видов, пальмы, множество цветов, названия которых мне неизвестны. Пятиэтажные здания. Ливень обрушился внезапно, словно прорвало плотину. Заскочили в подъезд. Крыльцо над высоким цоколем. Вход убран горшочками, вставленными в плетеные сеточки-макраме. Висят на крылечке, над головой, в дверном проеме. Не вход в подъезд, а вход в маленький садик.
Вода несется с площадки потоком, в белой пене, в пузырях. Еще чуть-чуть, и, кажется, поплывут машины, припаркованные у дома. Небесная влага хлещет по растениям, высаженным в «летучих» горшочках.
И. осталась смотреть на ливень. Я поднялся по лестнице. Доска объявлений сообщала, что мы укрылись в общежитии сотрудников Артека. Длинные, темные коридоры. Заглянул на кухню. Тесно, чисто. Столы в затертых клеенках. По стенам полочки. На них кастрюли, тарелки, сковородки. Дверь балкона не открыта. Занавески нет, но есть герань в горшке. Листья слегка шевелятся от слабого ветерка. На балконе стоит коляска, две гладильные доски. С легким скрипом открыл балконную дверь. Уши «забило» плотным шипением, с которым дождь бил по листьям.
Окликнул И.. Помахал рукой. Аю-Даг, весь, окутался серой мглой. Вершины не видно. Виден лес у подножия и крыши трех корпусов лагеря «Горного». Дождь и не думает кончаться. Как пройдет праздник под таким ливнем?
С XYII века голландцы выделяют тему детишек. Де Хох - дети в интерьере, и их чему-то обучают. Ван-Дейк (ученик Рубенса), Гольбейн - все придворные мастера английских королей - изображали детишек несуетных, деловых. Художники своими произведениями с раннего возраста готовили малышей к полезной деятельности. Они у них как маленькие взрослые. Не обреченные трупики, как у Веласкеса. Ван-Дейк с Гольбейном утверждают - дети могут быть счастливы.
Подобный настрой англичанам не очень подходил. Дети у них высокомерны, закрыты. Берегут тайны души, хотя души, чаще всего, и нет. Гляньте на портреты Гейнсборо. В России и дети, и взрослые - душа нараспашку. Это не хорошо и не плохо. Лезет русский к чужаку, а ему это не нужно. Понимает это душевный славянин - обижается: я с открытой душой, а мне - по морде. Дядька Хрущев критиковал Артек, обзывал его буржуазной затеей.
Начинание Малиновского с Лицеем - тоже не очень. Договариваются до того, что первые царскосельские лицеисты сформировали современную Россию. Преувеличение. Пушкин был крепостник. А представьте, что случилось бы, если бы переворот декабристов удался. Англия. Лицеи формировали дендизм.
У Надежды Константиновны Крупской с Соловьевым подход был голландский - обучение, социализация, коллектив. Зазнайкам в лагерном сообществе не место. Лагеря - место заключения. Лагеря (а система-то одна, одно от другого не оторвать) были и местом рая земного.
На доске объявлений приказы с синими печатями: кому, в какую смену выходить. Фамилия начальника лагеря необычная для русского уха, кажется, греческая.
Снизу зовет И.. Дождь стихает, выходим с крыльца под мелкой водяной пылью. Тепло, а изо рта пар. Вокруг хлюпает, урчит, льется со звоном. Розы в хрустальных каплях. Бусинки воды срываются - цветы, листья, в ответ, тихонько «кивают», словно прощаются с нами.
И. распахивает зонтик. Отказываюсь от него. Спина, плечи пропитываются влагой. Снова вниз медленно тянутся автомобили, автобусы, набитые людьми. Нас обгоняют люди, оживленно беседующие. Туман, скрывший Аю-Даг, немного приподнялся. Стало видно не только лес, но и голые камни ущелий. Упорно высматриваю тропинку, которая не позволила соскочить у подножия.
Налево – вновь большая площадка. Здание наподобие вместительного клуба. Перед ним останавливается транспорт. Люди входят и выходят из дверей. На груди у них желто-оранжевые бейджики. Чуть ниже проходная, обильно облепленная полицией. Кто-то из проходящих роняет: «Так Медведев же приезжает. Оттого и полиция. Тут еще фээсбэшники за каждым кустом».
Tags: Крым
Subscribe

  • Между прочим

    Непростые переговоры в Алатырском районном отделении партии.

  • Между прочим

    Алатырь. Встреча с Викторией Сергеевной Владимировой - педагогом-логопедом, известным не только в Алатырском районе, но и в России, и за границей.

  • Между прочим

    Встреча в Кирском лесничестве Алатырского района с Александром Ивановичем Мартыновым.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments