i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 158

Троллейбусом - до хутора Полднивка. Много пожилых женщин и И. в штанах с сизыми цветами. Я в зеленке, хотя за двое суток зелень сползла и смотрелась более-менее прилично. Окна открыты, а поскольку в Крыму весь общественный транспорт снабжен плотными занавесками, то они и бултыхались, словно крылья больших птиц, попавших в силки. День чудесный: синева, солнце и огромные, сахарной белизны, облака. Фантастические птицы попались в сеть чудного дня. Красота, как мучение. Жутко. И кажется - это не крылья, а куски ткани.
Сзади тихий разговор: «А что люди! Говорят - стадо. Не стадо, а каждый сам по себе. Маленькие были - соседям вредничали. Наберем дрожжей и - в нужник. Воняет и пенится так, что самогон, если гнать, получился бы отменный. Так и люди - без твердой руки, что дерьмо с дрожжами. В Киеве так - один Майдан, второй Майдан. Если долларов не подкинут, как дрожжей, все заглохнет. В Крыму может начаться «дерьмовое самогоноварение». Пока боятся головорезов-западенцев и «вежливых людей». А так и надо. Нельзя иначе. Когда все умные, в общем - глупость получается». В ответ: «Говорят, Гитлер Сталина не собирался казнить, хотел оставить в вождях при немцах-начальниках. Только он и смог бы за населением следить».
У Полднивки троллейбус не останавливался, но попросили водителя, и он, притормозив, выпустил нас. Кажется, и не был здесь позавчера. Серая дорога блестит на солнце. Блещет каменный горб Аю-Дага. Пробираюсь к кусту с желтыми цветочками. Составляю букетик, вручаю И.. В широкополой шляпе и оригинальных штанишках, она похожа на огородницу, только посадившую несколько соток картофеля. Довольна. Оба впадаем в умильность, взявшись за руки, направляемся к горному подъему.
Спрашиваю: «Кричать-ворчать не будешь?» И.: «Постараюсь. Сама напросилась. Никто не заставлял». Проходим мимо дома, в котором дали воды. Окна и двери плотно закрыты. Яблоньки в саду замерли. Никто мяч не гоняет.
Вошли в тенистый лес. Перед трудным подъемом спуск в овраг. Встречаются контролеры. Те же, что были позавчера. Отдаем сто двадцать рублей. Касса портативная, грязноватая, на ней пробивают два чека. Заметив мой удивленный взгляд, контролер сказал: «Учет. У нас контроль. Поднимайтесь осторожно. А то позавчера тут какого-то мужика менты искали».
Говорю И.: «Не спеши. Устанешь - сядем, отдохнем. Поспешишь - жилы можно порвать». Пропускаю жену вперед. Серая тропинка заезжена ногами тысяч людей. Она все круче. Вырываемся из зарослей. Палит солнце. Торжественно пенятся облака. Хохочут над нами, маленькими козявками, копошащимися внизу.
Отдыхаем. И. раскраснелась. Дышит тяжело. Молчит. Снова идем. Каменная стена, возле которой пробираемся, взмывает вверх. Уже и птицы под нами полетели: «А ведь это не голуби, не вороны, - сообщаю И. - Это хищники. Ястребы или какие-нибудь соколы. А они высоко поднимаются. Метров на двести-триста». И., остановившись напротив пушистого, кучерявого облака, шепчет: «Как будто с облаком здороваемся. Вот же оно! Близко и перед нами».
Каменная тропинка кажется бесконечной. Плохо запомнил повороты, хотя совсем недавно прошел этим путем. Оттого, наверное, что беспокоюсь - как бы жена не начала капризничать. Ей тяжело. Слышно прерывистое дыхание. Гору не ругает, но, усевшись для очередного передыха, докапывается до фотоаппарата - не снимай и все тут: «У тебя, Моляков, болезнь, наснимаешь всякой дряни и - тут же в Интернет. Выключай. Не хочу, чтобы чужие пялились на то, как мы здесь мучаемся».
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments