i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 144

Встали от берега метрах в десяти. Скалы, окружающие бухточку с пляжем, закрывали ее от солнца. Сверху послышались голоса - несколько подростков, весело матерясь, отважно спускались в благодатную тень. Один, метрах в двух от гальки, рискнул, прыгнул, ушиб ногу, прошипел: «Ой, бл…!» Остальные слезли аккуратно. Бросились в воду, брызгаясь, поплыли к темному камню, торчавшему из воды. Вылезли, отряхнулись, по очереди стали нырять. Видно было, как тощие тельца пацанов скользят под водой.
Когда вода прозрачна, впадаю в задумчивость. Она благостна. Маленьким, видел в краеведческом музее расставленные чучела водоплавающих птиц. Стоят утки в вечных зарослях, а воду имитирует стекло. Под стеклом, на камушках, - раки. И так нравились мне эти раки, камушки, почти натуральная водичка. Не по душе мутная вода.
Сенкевич с Хейердалом (уже старым) нарубили камышей, сплели лодку и отправились из Иранского междуречья (деревня Шатт-эль-Араб) в плавание по Персидскому заливу в Аравийское море. В Джибути, в Аденском заливе, путешествие закончили. Были путешественники в Бахрейне. Заходили в Оманский Маскат. Почему-то поперлись в Пакистан и несколько дней провели в Карачи. Проплывали мимо острова Сокота, который принадлежал Йемену.
Сенкевич вспоминает, что камышовую лодку в Иране помогали строить журналисты Сейфуль-Мулюков и Леонид Рассадин. Побывали на стройке, казалось, все русские разведчики. Главная нефтяная артерия, ведущая с Ближнего Востока в Америку. Надо плыть, хоть на бревне, хоть на спасательном круге. В путевых заметках Сенкевич еле сдерживает раздражение - всюду грязь. Про дельту Тигра и Евфрата - словами и образами ефремовской «Туманности Андромеды». Космонавты летят над поверхностью планеты, пережившей ядерную войну. Маки на планете черные и радиоактивные. Всю дорогу: то придурковатый оманский султан Кабус, то грязнущие воды Шатт-эль-Араба (отходы бумагоделательного комбината). Вонь, жара. «Тигрис» никак не доберется до Персидского залива. На помощь (что подозрительно) пришел капитан Усаковский. Подцепили камышовое плавсредство к советскому кораблю. Усаковский шутил: «Вашему престижу не помешает. Мы вас недолго тянуть будем. Останетесь в истории исследователями, доказавшими, что на большие расстояния в открытом море можно плавать и на папирусе, и на камыше». Однако, тянул неуклюжую посудину через весь Персидский залив. За то путешествие Хейердала упрекали: ничего ты не доказал. Плавал в жирной грязи и в отбросах человеческой жизнедеятельности. Сенкевич вступался: Тур не доказывал, что куда-то можно доплыть. Он доказал, что, в принципе, можно плыть.
Все испортило безденежье. К концу путешествия у путешественников кончилась наличность. Сенкевича вывезли с мутных вод как советского командировочного («Клуб путешественников» ждал). Хейердалу, очевидно, из «Нью-Йоркского клуба путешественников» уже не помогали. Вонь и грязь въелись в сознание. Оттого и помню записки нашего врача.
А вот в Крыму море - чистое. Катамаран слегка покачивает, и - ощущение дикой природы. Даже не верится, что рядом, за скалой, оживленный курортный поселок. Скалы желты, обрывисты, из трещин лезет трава и можжевельник. Плывем. Огибаем маленькую скалу, на которой резвятся пацанята. Выходим из тени, и солнце старается вовсю. Плывем от берега метрах в десяти. Глубина увеличивается. Вода становится синей. Потом - темно-зеленой. Играют в глубине солнечные лучи. Подходим к скале Шаляпина. Огромная, в пене - с близкого расстояния. Задираем головы. Рукой трогаю массивное тело каменного клыка. Теплое. Словно живое, и, кажется, внутри что-то дышит, даже вздыхает. Нас обгоняет прогулочное судно «Азов».
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments