i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 140

В столовую оделся по-особому: длинные штаны, майка с рукавами. Придурки, раскрасившие рожи власовскими триколорами (вчера), а сегодня - монстр, расписанный йодом и зеленкой. Столовская публика напугана рассказами об эпидемиях (вирус Эбола). Увидят меня - разбегутся. Не дай Бог, подумают, что таким образом выражаю протест против нелепого праздника Независимости России.
Солнце празднично. Просквозило бы мощными лучами помещение, да окна защищены платанами и кипарисами. 12 июня вкусненького не дали. В тринадцатый день июня - печеные яблоки, щедро посыпанные сахарной пудрой. Говорю И.: «Видишь мои раны? Пожалей. Дай твое яблочко» (давали каждому по два). И. перекидывает в мою тарелку всю порцию (потом, правда, просит попробовать кусочек - я даю). То убить готова, то подкармливает, как маленького. Они, бедненькие, устают от жизни, если умны (дурочки не устают никогда).
Говорят: извращенцы. Любящие мужиков мужики - те, кому в мужское тело поместили женские мозги. От этого балдею, а не отчего-то там нехорошего. Мышление и чувства наших спутниц. В чем особенность? Старик Фрейд, Эдипов комплекс. Мальчик, при нормальном воспитании, всю жизнь любит и уважает мать. Девчонки обожают отцов. Но приходится «переводить стрелки»: с папаши на какого-нибудь поганца, ни с того, ни с сего запавшего ей в сердце. От почитания «папы» девице все равно придется отвыкать. А если вертопрах прыщавый не подвернется? Тогда - монастырь, духовный онанизм, так называемый «жених небесный». Опять же, физиология. Любить хочется так же сильно, как и кушать. Паренек - прыг-скок, с петушком своим и с веселыми штучками, коих тысячи, и все они стремятся к тому, чего у девиц не так уж и много.
Вот бедненькая сидит, ждет, когда прискочит безмозглый безумец со своими «богатствами». Пацаненку хорошо: маму слушает, до гробовой доски почитает, если жена подвернется, унижает ее в глазах мамаши. С петушком в ладу. А девице, помимо унижений, труд неимоверный - переориентация с одних объектов «удовольствия» на другие. Все хозяйство не изменилось за тысячелетия существования человека. Женщину, чтобы стала она матерью, жизнь лупит так жестоко, что никому не пожелаешь. У каждого идиота, на этот счет, собственное мнение. Особенно омерзительны святоши с их проповедями и свихнувшиеся от недоцелованности мамаши (истязают несчастных снох). Вывел три правила «про это»: физическое удовольствие лицемерное общество заставляет променять на общественный статус (конфликт: без чувственной любви «голодно», а вне общества жить невозможно).
Во-вторых: физиологическое удовольствие - не удел взрослых, детишки также обретаются в «процессе» (и весьма бурно), да и старцы - еле двигаются, а «пыхтят».
В третьих: так называемые извращения, как правило, рудиментарны, но требуют огромного психологического напряжения при формировании и проявлениях. А девицам (и это их удел) - ждать и догонять, иначе ребятенок не получится. Мужчине нужно чуть-чуть хитрости, такта, выдержки, внимания или невнимания (чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей), чтобы спутница провожала до самой смерти. А много их и не надо. Дорогое, по нынешним временам, удовольствие, а силенки на исходе.
К жене отношусь не идеально, но вполне сносно. Оттого такой страх не за свою, а за мою жизнь. Поорет - и на грудь мою головушку бедную склонит. И печеного яблочка даст: «Так идешь на Аю-Даг», - как бы нехотя спрашиваю у И.. - «Сказала - пойду, значит, пойду», - с упорным видом отвечает моя половинка. - «Нет, с этим человечком жить можно. Хороший человечек, - удовлетворенно констатирую про себя. - Сегодня плывем на Адалары. Будем нырять. Публика не должна видеть раны одинокого альпиниста».
В кабинете, где считывают мозги, - солнечно. Сыто урчит кондиционер. Приятная прохлада. Врач, медсестра. Медсестра - врачихе: «Ну, после работы идешь? А то мало осталось. Разберут». Врач: «Конечно. Когда еще завоз будет!» При этом на голову натягивают что-то вроде сбруи с белыми датчиками. Под подбородком защелкивают ремешок. Кресло с подставкой для ног. Вытягиваю их и блаженно замираю. Сейчас скажут - есть рак мозга или еще можно пожить (а хочется!). Медсестра увидела порезы под штанами: «А, так это вы вчера на Аю-Даге потерялись?»
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments