i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 135

Не сорвался. Но, и не спустился. Лагерь рядом, а не добраться. Ужас высоты преобразился в глубокое разочарование - каменная стена была за спиной, было опасно, но спускался. Теперь нужно подниматься. Сил нет. Тело - большое, оплывшее, ветхое. С таким телом штурмовать возвышенности, крутые, как стены, проблематично. На что уповать? Так ведь жив! Карабкаться по камням. Идти лесом вдоль крепостной стены. Спуск по той же тропке, что с утра, когда был полон сил, но и тогда одолел с трудом.
В теле нет воды. Одна жгучая кровь. Она загустела. Кажется, еще немного и - закипит. Дорога через Полднивку. Трасса Симферополь - Севастополь. Будет ночь. Ловить попутку. Спуск в Гурзуф. Нет воды, но есть деньги, предусмотрительно взятые на случай. Вот и сел, на «случай». Сижу.
Наказали меня силы небесные за церковку. Камнем по кресту бил, содрать хотел. А ободрали меня. Таинственный волк-собака следит злым взглядом, оценивает - хорошо ли наказан. Пожалели. А стоило ли? Сбросить богохульника на скалы, чтобы у мертвого были переломаны кости. Так же, как камнем крушили кости Христа.
Зародилась ярость - это кто меня наказал? Какие такие злые глаза? Не сорвался благодаря рукам и ногам. Попался на испытание, как на вилы, благодаря глупости. Мои руки-ноги. Моя глупость. Мое ничтожество. Из безбожного одиночества один выход - чувство живого. Камни, деревья не совсем мертвы, но интенсивность моего собственного существования многократно сильнее. Спать под дождем? Вперед, небольшими рывками.
Встал. Уперся в крошево щебенки руками, пополз. Когда ноги уставали, ложился на брюхо и полз. Броска хватало на десять шагов. Ложился на спину, ждал, когда перестанут хлопать легкие. Восстановление шло тяжело. Много времени прошло, а поднялся метров на пятьдесят. Ползти, но не на брюхе. Нужно найти силы. Стал скрестись на коленях. Боль неимоверная. Коленями, да на осколки. Уменьшая мучения, цеплялся за ветки, листья, толстые побеги травы. Еще глубже разодрал ладони, но внимания не обращал. Пусть колючки терзают руки - это не так мучительно, как боль в коленях. От той боли темнело в глазах.
Вода в теле все-таки осталась. Как начал волочиться на гору, прошиб пот. Майка, трусы стали тяжелыми от воды: дождь, пот (а может, и кровь выдавливалась из пор). Отполз далеко от края, оглянешься - и не видно. Впереди тоже ничего не просматривается: клубится сырая тьма. Расколол мысли на кусочки. Вся сила разума - на осмысление очередного отрезка подъема. К черту абстракции, которые подсовывают образ всего подъема, что мне предстоит одолеть! Если брать весь путь в целом, то вспухнут, лопнут легкие, треснут кости, расколется голова. Когда тяжело физически, мысль - не помощница. Второе «Я» подсовывает гадости.
Слово - предатель. Обычно оно закабаляет. Рабы слов. Но в минуты пытки слово выручает. Вдарил со всей силы молотком по пальцам, и тут же увел мысль от боли в сторону. Мыслью является короткое слово. Как правило, матерное. Если еще громко его произносишь, то слово становится единственной цепью, что приковывает к действительности, не дает сойти с ума. Впиваются иглы в мясо, колени в крови, а ты кричишь: «Бл…!» Или: «Не возьмете, суки!» (кто они, зачем хотят взять меня, не ясно). «Долбеж» ругательствами помогал бескорыстно, но без них мне бы не доползти.
Верно! Ничего сверхъестественного. Только тусклое солнце воли привело к неожиданной радости. Собрался орать матерное слово и ползти. Неожиданно наклон изменился, стал «ласковее». Измученной коленной чашечкой попал в мягкую глину. Красная земля. Встал, под кроссовками всхлипнуло. Еще немного и - на вершине. Радость, праздник дикаря: «До-о-о-о-шел!» - проорал и отхаркался. Потом, отчего-то, чихал. Дождь утих. На кроссовки налипли «тонны» грязи. Бреду на своих двоих, как пьяный неандерталец. Во тьме посидел у каменной пирамиды, скользнул, шурша листьями, вдоль стены. Снова испытание: темно, тропинка вниз крутая, сырая. На некоторых участках катился на заднице. Досталось, сердечной, и ей. К концу пути она у меня горяча.
Тучи ушли. Когда шел лесом, у подножия Аю-Дага никаких мужиков в черном камуфляже не было. Показалась из-за туч луна. Бледные блики затрепетали на мелких листиках карагача.
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments