i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Крым. 2015. 126

Каменный поток, который предстоит преодолеть, - хитер. Неподвижен, а внутри у меня все пришло в движение. Слишком много пялимся в небо: ах, голубизна, ах, кучевые и перистые облака! Тупой восторг от созерцания морских просторов. Клоуны человеческих душ чувствуют нашу слабину. Египетские жрецы куда пялились? На звезды. Спиноза, мудрый мужик, а на хлеб зарабатывал себе тем, что шлифовал стекла для телескопов и микроскопов. Забил легкие стеклянной пылью, умер. Подозреваю, что знаменитую богоборческую «Этику» писал от смутного протеста - не хотел пялиться в небо. Человечишка интересовался тем, что ползает по полу, щекочет, кусает. Хотелось блоху (вошь) рассмотреть получше. Вот вам и микроскопы. Клоуны от естествознания добились искомого: человек оседлал ракету, отправился в Космос: «Вселенная!» - денно и нощно орут поэты. Дурная фантазия ширится в геометрической прогрессии. Самолеты. Нехитрый эффект подъемной силы и жесткого крыла. Странно, что образ голубой планеты Земля искажен до неузнаваемости. Как продажную девку, ее из солидной дамы опустили на дно дурных предрассудков. Облетел ее на вонючем керосиновом агрегате за сутки - и вот она уже не грандиозное космическое тело, а миниатюрная крошка, которую можно лапать по всем впадинкам и выпуклостям, оглаживать горными лыжами, снежными играми и расслабляющими стишками.
Никто не смотрит под ноги. Неохота. А между тем, до сих пор не существует внятной теории самого важного в нашем доме - вулканизма. Вроде бы, тектоника литосферных плит. Скребутся эти плиты (называется: геосинклинально), и континентальная литосфера (земное ядро - мантия - литосфера - земная кора - гидросфера - атмосфера) переходит в океаническую.
И, наоборот. Выбросы раскаленного вещества и сегодня грандиозны - по океаническим срединным хребтам, котловинам, островным дугам и окраинам континентов. Есть и иной взгляд - почему в центральной части Тихого океана вулканы, эти чирии на теле Земли, расположены линейно. Будто бы из нижней части мантии восходят к литосфере горячие струи. Однако, литосферные океанические плиты тормозят резвые потоки. Островные дуги, складчатые пояса на окраинах континентов образуют особые геосинклинальные сооружения, развивающиеся в глубинных подвижках литосферы.
Мощная штука - континентальная литосфера, но подталкивают и ее. Кто добрался до мантии? А ведь там, а не только в пустом Космосе - источник земного тепла. Греет нас с двух сторон: солнце (и ему человечество отбило столько поклонов, что земля гудит). Тут коренное, человеческое - хорошо там, где нас нет. Внутренней печке - ядру и магме - гимнов никто не слагал, поклонов никто не бил. Мы на них плюем. Греют - и ладно. Смотрим туда, куда легче и безопаснее смотреть. Душа успокаивается. «Безобразный крокодил наше Солнце проглотил».
Христианство, религия слабости и вырождения, оформляет лобызание небушка тупыми картинками для безграмотных: небо - позитивно, Бог - милосердие. Древние греки (мужественные мужики) придумали Гефеста, бога подземного. Но, как несовершенные существа «заблокировали» подземного кузнеца омерзительным танталом, а Зевса, этого распутника, взгромоздили на гору? Хорошо - тень почитания подземного мира долго присутствовала в облике великого Олимпа (что противоречиво поганилось Парнасом). Между тем, не голубенькое небо, а мантия составляет 85% объема земли и почти 70% ее массы.
Сижу у магматического выброса на беспощадном солнце (которое мстит мне за крамольные мысли), а процесс дифференциации вещества мантии продолжается. Приложил ухо к камню. Показалось: слышу глухие удары из земного нутра. Это трудяга Гефест, несмотря на небесный угар людишек, кует нам, дуракам, материю. Магма, воспаленная, живая, поднимается к голубому небушку, взрывается, плюется в убогую голубую занавесочку. Люди не хотят глядеть под ноги. Но там - главное. Ужас (Брюллов «Последний день Помпеи») - дежурная, грубая реакция на животворные содрогания земной утробы. Магма - сплав кремния, в основном. Изливается - и вот вам эффузивные породы: оливин, авгит, титан, базальт и кладбищенский камень габбро. Их цвет - черный. Вот у такого черного, взъерошенного остриями, потока я сижу. Я - ничтожный настолько, что мое время не совпадает со временем проистекания этого потока. Чувствую - из души уходит наносное, придуманное. Бьется основная артерия земного бытия - там, где литосфера соединяется с подкорковой мантией (линия Андрея Махаровичеча).
Tags: Крым. 2015
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments