i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 228)

Московская жизнь с ее многолюдьем, метро, сыром камамбер, школами и пьяным поэтом – владельцем квартиры - в душе складывалась в живую пирамиду. Пирамида была океаном новой жизни. Но только океан этот был не плоский, а выпуклый, поднимающийся к самой вершине, к мавзолею Ленина, бурными, перемешивающимися пластами. Внизу самые широкие пласты – это трудная московская жизнь. И безбрежный, напряженный шум гигантского города. Потом пласты школ, папиной учебы и маминой работы, жалости и любви к брату, проснувшаяся похоть, светящаяся воля. Потом музеи, театры, кино, экскурсии, книги, музыка и -  все уже и уже – пантеон на Красной площади.
Могилы меня интересовали. Пока жили в Москве, дважды успел побывать на Новодевичьем кладбище. Долго стоял перед надгробием Хрущева. Думал: «Почему он лежит не у Кремлевской стены?» В те дальние и счастливые годы у меня созрела цель - прожить жизнь так, чтобы быть похороненным в Кремлевской стене. Как комиссар Омелин из фильма Ростоцкого «Красная площадь».
В недрах этого океана крутилась и наша семейная лодчонка. Крутилась не впустую, а для того, чтобы быть частью напряженной, богатой жизни.
Среди чувашских полей и лесов родители строили новый город. Предприятия, дома, школы и магазины. Чтобы у людей была работа, дом. Чтобы они могли нормально питаться. Все это подкупало быстротой, масштабом, красотой нового и чистого.
Новочебоксарск красив. Рядом с зеленой рощей – белые ровные дома. Или вид с Волги. Это же не вид – это праздник. Оставался вопрос – а для чего вся эта красота и мощь посреди лесов? Только ли для того, чтобы десятки тысяч людей перетащить из деревень в благоустроенные квартиры? Нет. Что-то было еще – выше и важнее. Где-то был центр, куда стремились все эти нити мощного развития, где они сплетались в узел, концентрировались. И, когда происходило все это сплетение, рождалось что-то совершенно необычное, высокое и великое.
В самое это сплетение я и попал. Ощущалось, как рождается великое богатство, но не материальное, а высокое, светлое, то, что нельзя потрогать руками, но что обладает великой ценностью. И ради этого люди работают по всей стране – в Новочебоксарске, в Набережных Челнах, в Тольятти и в каком-нибудь колхозе имени Первого мая. Этот исход  и рождение великого – были. Механизм работал. Машина перла вперед. Абсолютно новое устройство. Не деньги здесь были двигателем, как в говенных западных цивилизациях. Устройства добротные, местами красивые, но гнилые.
Они гниют у нас на глазах. Их витрины – Нью-Йорки и Лондоны – уже не выдерживают агитационной нагрузки. Они и гниют-то в сторону социализма. Богатство у них уже не сокровища (золото, бриллианты), а чистые «понты» (бумажки – доллары, акции). На Западе богатством является так называемое «влияние».
Так у нас уже это было. Сталин умер в дырявых сапогах, у Ленина был один костюм, кепка и пальто. Но разве хоть один нормальный человек назовет их бедными людьми? Буржуй скажет: «Нам бы их богатство! Денег у них, конечно, было мало, почти совсем не было, но влияние  было таким огромным, которое никакими деньгами не купить. Немыслимая власть».
Но так скажет низкий прагматик, счетовод. Нормальный человек (а только советский человек и может быть нормальным) скажет: «Богатство того же Ленина было в том, что он обладал культурой». Про Сталина: «Богатство его было в том, что он стремился быть культурным». Бенедикт Сарнов «Сталин и писатели». Про Хрущева: «Хрущев не обрел истинного богатства, единственно ценимого в новом советском обществе. Он так и остался малокультурным человеком. Оттого и лежит не в Кремлевской стене, а на Новодевичьем кладбище».
Интересно посещение Хрущевым выставки художников–«педерасов». «Педерасы» нами и правят сейчас. Представляют Хрущева дурачком. Мы, мол, умные, а вот это – тупой партийный вождь. Да – малокультурный вождь. Но даже он, при всем своем «малокультурье», почуял абсолютно точно, с кем имеет дело – с «педерасами».
«Облучение» культурой – живой, яркой, великой – это и было как раз то, ради чего лодочка нашей семьи болталась в московском круговороте. Мама чувствовала этот совершенно новый ветер лучше всех. Это чутье она передала мне. Дома долбил гаммы, на автобусе отправлялся в Теплый стан, где меня ждал маленький учитель-армянин по специальности и грушевидная училка по сольфеджио. Потом домой. Темень. Дома Олежка упорно пишет палочки в тетради. Потом, часу в восьмом, появляется мать, а часу в одиннадцатом – отец. Поздний ужин. Полуфабрикаты. У меня открылась новая литературная привязанность – Диккенс. В двенадцатом часу, засыпая, читаю про Оливера Твиста. Оливер Твист каким-то удивительным образом переплетается с огнями Новых Черемушек.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments