i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 99

В приемной царя «буржуазность» утрачивает легкость. Стиль «жакоб». Дерево темное, стекла в шкафу толстые, граненые. На видном месте портрет Марии Федоровны. Никаких прогулочных юбок и блузочек. Императрица изображена в царственном венце. Открытые плечи. Кроваво-алое платье. Накинут длинный черный мех. Грудь у Марии Федоровны знатная, высокая. Круглая брошь - серебро, усыпанное бриллиантами. Правая рука - на спинке кресла. Возле левой руки массивная колонна и темная ткань. На запястьях обнаженных рук - золото.
Книжный шкаф с резьбой и медными вставками встроен в стену. Книги на четырех языках (император и императрица владели несколькими европейскими языками) - Шекспир, Гомер - все западные. Толстого с Достоевским нет точно. Вообще ничего нет на русском. Хотя Чехов мог бы присутствовать. Цари - люди конкретные. Отвлеченная философия редко поселяется в их головах. Толстой и Достоевский все истины допытывались. Пророки. Толстой - Моисей. Достоевский - Иезекииль. Можно сравнить с Дон-Кихотами. Этих не пугали «ветряные мельницы» абсолюта. Решительно набрасывались на крылья устройств, приводимых в движение ветром озарений. Процесс  завораживал их. Получалось часто, что «нехорошее» швыряли на вентилятор. Доставалось всем. Ильич не зря про «зеркало русской революции» придумал. Чехов же с мельницами не «сражался», на вентилятор ничего не набрасывал. Грустные помойки. Человек овладеть судьбой не может, поскольку находится внутри процесса. Снаружи ему не бывать. Чем-то Антон Павлович смахивает на Гамлета. Я вам не флейта, играть на мне нельзя. Состояние промежутка, ступора - быть или не быть. Кричат весельчаки, оптимисты: «Быть, несомненно!» Пессимисты вопят: «Не быть! Скорей повесься!» Оптимистам и пессимистам хорошо. Они глупые. Дуракам везет. Ты попробуй так, чтобы и быть, и не быть одновременно.
Чехов - не мягкий, не душка. Таков был и Александр III. Если бы Чехов (представил на секунду!) воцарился - был бы не менее жестким. Ибо истину в последней инстанции не искал. Считал, что есть гении зла, а гениев добра почти нет. Рассчитывать человеку не на кого. Вот и Александр про то же, только на государственном уровне - у России есть два верных союзника - ее армия и ее флот.
Есть в приемной большое трюмо и трехгранный тамбур, скрывающий винтовую лестницу. Двери, панели, решетки парового отопления сделаны из драгоценного красного дерева в одном стиле. Обои золотистые, вверх бегут решительно бронзовые накладки, которые придают помещению строгость.
В 1891 году императорская чета отмечала серебряный юбилей со дня свадьбы. По этому случаю - праздничные адреса. Немцы знали: Дагмара не южных кровей. Царь и царица лучше понимают пруссаков, чем британцев. Стремились задействовать связи на полную катушку. Праздничные адреса в драгоценных кожаных переплетах прислали латыши из Ревеля, немецкие общества Москвы и Санкт-Петербурга. Немецкий складень из дерева. Резное дерево, тисненая кожа, металлические накладки, роспись акварелью и особая тушь, которой написан поздравительный текст. Потрясающая графика в украшении страниц.
По стенам, помимо царицы, фотографии других членов императорской семьи. Один брат Александра III - ректор Академии художеств. Содержание - сорок тысяч рублей в год золотом. Двор (придворная охрана, прислуга) - 1200 человек. Десятки фрейлин и кавалеров. Интриги. Зависть. Белая, искренняя злоба. У каждого - деньги, земли, у многих фабрики. В Москве бытовые условия ужасны, не меняются десятилетиями. Статистическое обследование 1889 года, Пресня, 2300 коечно-каморочных квартир. Жильцов - 23200 человек. 10 человек в каморке. Владельцы Трехгорной мануфактуры Прохоровы. Тысячи рабочих. А они, благодетели и меценаты, построили детский сад на 40(!) мест. Мерзавцы в телике вдалбливают - благодетели, жертвователи, соль земли русской. На подхвате - донские и кубанские казаки. Убили работниц Прохоровской мануфактуры Марию Козыреву и Александру Быкову. Девушки вышли с красным знаменем перед строем яростных конников. Казаки хотели врубиться в плотные ряды рабочих москвичей. Работницы бросились с криками наперерез: «Убейте нас! Живыми мы знамя не отдадим!» Алексей Максимович Горький писал: «Пришел с улицы… Идет бой… На улицах только драгуны. Превосходно бегают от боевых дружин… рабочие ведут себя изумительно». Молодец Максимыч! Сейчас вместо драгун - ОМОН. Красное платье Марии Федоровны кровавого цвета, как кровь Быковой и Козыревой.
Tags: Крым
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments