i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 95

Главный в биллиардной - камин. Украшен изощренной резьбой по дереву. Смотрел, удивлялся - камин, а декорирован редкими древесными породами. Как же он отдает тепло? Надежда на жерло камина - чеканное, из красной бронзы. Сработан в Питере, на слесарном заводе Карла Винклера. Хороша дверь, ведущая из бильярдной в столовую. Темно-коричневое дерево облагорожено резьбой, инкрустировано светлыми породами и, кажется, желтой бронзой. Применено выжигание. От пола - снова дерево, больше, чем на метр, а выше - голубые обои и большая бронзовая люстра. Стало понятно, зачем нужны войлочные тапки. Пол деревянный, ровный, хотя и без узоров, но выглядит богато. Каблуками можно разбить и поцарапать. Не иду, а скольжу - и никакого шума.
Александр III, помимо природной мощи, специфического благодушия, увлекался коллекционированием. Купцы, разбогатевшие к концу XIX века, соревновались с царями. Некоторые «дерзили». Александр Александрович собирал картины русских мастеров. Купчишки баловались западным импрессионизмом, а некоторые - модернизмом. Дворянство - в лице государя, промышленники - в лице Третьякова и Морозова. Не стоит забывать о музыкальном соперничестве, об архитектуре и литературных исканиях. Буржуазных революций не было. Но буржуазная фронда «расцвела». Русский промышленник дошел до того, что осмелился поддерживать либералов, демократов, социалистов, анархистов. Кое-кто ударился в православие допетровской Руси. Старообрядцы-богатеи. Дети денежных людей, профессуры уходили в «бомбисты». Общественная структура усложнялась. Устремления множились. Воля народа дробилась. Она и без разночинцев была неоднородна, но традиционные методы «работы» с сознанием, до поры до времени, срабатывали. Неплохо с поставленными задачами справлялось православие. Держали «оборону» приходские школы, семинарии, духовные академии. Вольный дух западных философско-экономических течений не гулял по холодным просторам. Ею, этой философией, царственные особы пользовались, словно игрушкой. Баловалась с Руссо и Дидро, с Вольтером Екатерина Великая. После реформ Александра II будто прорвало клетку, вышибло замки, с петель полетели ворота. Процесс мыслительного «бурления» было не остановить. Александр III коллекционировал русских художников неспроста. Как личность основательная пытался привести любое дело к какому-то знаменателю. Насобирал картин - основал в Михайловском дворце Русский музей.
Зальчик для бильярда - кусочек Русского музея в Крыму. Два полотна из коллекции государя: «Крымский вид близ Алушты» В.Д. Орловского и «Подземная галерея в «Эллоре» Верещагина. Крым и русское искусство - Шаляпин, Коровин, Чехов, Горький. И хитрый дворец государя императора. После этого думать, что Крым - не русская земля? Тут умирали русские солдаты. Тут умирал гениальный пейзажист Васильев. Там, где высокие горы и тени на синем море, соединились все течения главного, что создано человечеством, - искусства. Судите сами - царь Александр и Горький. Территория перемирия.
Рассматривал верещагинскую «Галерею в Эллоре», вспоминал безобразия, творимые наполеоновскими солдатами в московских храмах. Крым - территория временного перемирия. Верещагин, из серии Отечественной войны 12-го года: «Не замай, дай подойти!» Плотный дуб на полотне Орловского и гибель бывшего итальянского суперлинкора в Севастопольской бухте. Противоречия остры, болезненны. Страшно, если вспомнить «севастопольское» полотно Дейнеки. Но выглянешь в окно - секвойи, горы, розы, солнце - словно кто-то смазал раны души волшебной мазью. Боль ушла. А тут то, что нравится. Академики. Семирадский, его команда. Античность, изображения на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Заметная работа Котарбинского «Песнь невольниц». Гарем восточного владыки. Фонтанчик, подобный Бахчисарайскому, розы, небесно-голубые портьеры, массивные колонны, красная дорожка. Три молодые женщины в вольных одеждах мечтают и тоскуют - каждая о своем. Меня поразила деталь - не новая, но редкая. Голуби. У художников парящий голубь символизирует дух святой. Голуби и в церквях. Голуби у Тарковского в «Ностальгии» (сцена самосожжения), у Тинто Брасса на площади св. Марка в Венеции, в лучшем его фильме «На вершине мира». У Котарбинского голуби не носители духа, а воплощение печали прекрасных невольниц, которые уже никогда не увидят своей Родины.
Tags: Крым
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 483)

    Про рай пошло что-то не то. Появились крупноблочные дома. Четырех-, пятиэтажные. Оконные проемы странные – то узенькие, то продолговатенькие. И…

  • Заметки на ходу (часть 481)

    От Кремля выдвинулись к Новодевичьему монастырю. Куда-то вбок уходили мысли. Вылезали эмоции. В душе огромное «чувствилище». Оно утробно, сытно…

  • Заметки на ходу (часть 480)

    Когда отца пронзила невыносимая сердечная боль, матери рядом не оказалось. Если бы была рядом – отец бы выжил. Пока шли к больнице – солнце воли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments