Добрый день

Меня зовут Игорь Моляков. Я депутат Государственного Совета Чувашии, член партии «Справедливая Россия», кандидат философских наук.

Несколько лет я занимаюсь проблемой обманутых дольщиков, коих в республике более 600 человек; уделяю внимание возможным экологическим последствиям от действующего в Новочебоксарске предприятия «Химпром»; активно участвую в законотворческой деятельности Госсовета.

В этом дневнике я собираюсь информировать о множестве запросов, которые я как депутат, направляю в различные госорганы, и, конечно же, знакомить публику с перлами чиновников в их ответах. Кроме того, читателю может понравиться моя манера письма и он с удовольствием продегустирует отрывки из моего неопубликованного романа "Заметки на ходу"…

Заметки на ходу (часть 405)

Начал с Запада и заявил, что его душа – это Чарли Чаплин. Хорошо про него сказал Маяковский – «мятый человечек». Действительно, мятый. А по-нашему – тварь. Педофил, осуществлявший мечту западных интеллектуалов вживую. Актрисочки-малолеточки. А у него большие деньги, чтобы их иметь. Огромный дом – символ голливудской роскоши. Размышление о том, что нищета хорошему научить не может, а бедность – это порок. Любил ли по-настоящему этот коротышка кого-нибудь? Горворят – гуманист. По-моему – урод. Они уроды – юмористы немого кино. Лишь бы хапнуть денег. Хапнуть, надругавшись над слабым. Лупят всех, и женщин. Но Чарли наиболее жесток.
Collapse )

Между прочим

Хотел снять присутствующих в зале до начала судебного заседания с нижегородскими судьями по земельному участку в деревне Ильбеши, но охрана незаконно сделать это не разрешила.



Бессонница

Говорят: «Бессмертие - в преданьях,
Если любят, значит, будет жить».
Про иную бытность в мирозданьях
Отвечаю: «Глупо говорить».

Ведь людская память все короче,
Поминали раньше порезвей,
Нынче - год, и, если труп не вскочит,
Всем до фени лежбище костей.

Помнят чуть подольше негодяев,
Психов буйных, страшных упырей.
Тот, с рогами, он нам всем хозяин
На могилах нищих и царей.

Он не станет долго разбираться
В тонкостях злодейства и добра.
Прав хромой: не слишком и разнятся
Стынущих под глиной номера.

Ноль есть ноль, рыдания все тише,
Делят хлопотливо то, что есть.
Неба нет и нет того, что выше, -
Крыша там, скрежещущая жесть.

Те, что вроде живы, упрощают:
«Кладбище - заселенный барак».
Плоть сгниет, кто там лежит - не знают,
На поминках выпить бы за так.

Я б желал легендою клубиться
По мозгам забывчивой родни -
Это вряд ли, все же мне не снится:
«А придешь ли на могилку ты?»

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


КАБИНЕТ МИНИСТРОВ
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Кабинет Министров Чувашской Республики, рассмотрев обращение индивидуального предпринимателя, директора Центра детского развития «Солнечный город» Л.Н. Ладиной об оказании помощи в приобретении оборудования для детского центра, сообщает следующее.
Collapse )

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 11

Пол каменный, сложен из серо-желтых плит. Двое полицейских - старший сержант и рядовой - сняли фуражки, усиленно крестятся. Наручники, сумочка для запасной обоймы, баллончик с газом. У сержанта - пистолет в кобуре. Рядовой вооружен короткоствольным пистолетом-пулеметом со складным прикладом и узенькой, длинной обоймой. Если народ дойдет «до точки», решит убрать усевшийся на шею режим, воцерковленные здоровяки-полицейские применят оружие? Оттого толкутся по церквям, заранее зная - применят: и наручники, и газ, и дубинки. Поддадут по живому мяса «огонька».
Зазвучал хор. Маленький, сладкий. Бородатый детина во фраке, галстуке-бабочке и хористки (пять женщин) в темных платьях по щиколотку и белых отложных воротниках. На головах - легкие светлые косынки. Под купол уносится приторное пение. Цепь, на которой свисает бронзовая люстра, приспособленная для десятков свечей, проходит через широкое отверстие. Темные доски прикрывают купол, крюк, на котором подвешен массивный светильник. Доски украшены росписями и елейными образами евангелистов и наиболее популярных церковников. Вот он, Николай Мирликийский, покровитель путешественников, мореплавателей. Не удивительно: в сухопутном краю мечтали о недосягаемых синих просторах. Мечта сконцентрировалась в образе. За фантазиями следовал экономический расчет. Армия. Война (Петр и Екатерина Великая). Достижение желанных берегов. Благодарность дядьке Николаю за покровительство. В церкви Успения Пресвятой Богородицы Николай добр, сед, кучеряв. В православии евангелисты, святые имеют вьющиеся шевелюры. Не отыщете евангелиста Иоанна с прямыми волосами, не обнаружите лысого Иосифа Аримафейского. Наши женщины от православия с аккуратно прибранными волосами, с покрытой головой. Это на Западе голые простоволосые тетки в раю, раскаявшиеся проститутки (Мария Магдалина), патлатые настолько, что патлами утирают Христу вымытые в тазу ноги.
В темном уголке скрылся своеобразный персонаж, похожий на монаха Илиодора из фильма Климова «Агония». Круглые очки с черными стеклышками. Там, в кино, Илиодор - образ собирательный. Ненавидели Гришу - мужика на дворцовых паркетах - начальники Священного Синода. Несколько раз заводили расследование о причастности лекаря к секте хлыстов (вот оно, как язычество проявилось). Покушение (Хиония Гусева). Надзор полиции. То, что делали с Распутиным, начало использования прикладного (оперативного) «черного пиара» в империи. Он, мол, сластолюбец, пьяница, извращенец, конокрад, насильник. Одним словом, черт во плоти. Суть в ином: Григорий Новых был против вступления России в Первую Мировую войну. Не желал союза с Францией и Англией. Убивали лекаря мучительно долго. Контрольный выстрел в голову. Присутствие во дворце Юсуповых друзей-англичан педераста Феликса. Характерно для нашего пореформенного государства: митрополит Филарет, отцы Бречанинов и Иоанн Кронштадтский, путаник Толстой. Распутин - краткая «выжимка» из предреволюционного «хаоса» и войн начала двадцатого века. Терпеть не могли сибирского паломника ни свои, ни чужие. Григорий - не уникум. Он - обратная сторона зеркала так называемой «святой Руси». И вот неожиданный персонаж, похожий на киношного Илиодора. Глаз, за черными стеклами слепца, не видно. Мимика лица - отталкивающая, что-то бормочет. Прислушался. Растягивая слова, кается в нехитрых грехах. Губы толстые, влажные. Певческая команда старается: «Иже еси на не-бе-си». Постепенно набралось человек двадцать тепло одетых нестарых теток. Умильные лица. Уставились с почитанием на обильного телом батюшку. Пойдут блаженные со слезами надежды, стронутся ушибленные мозгом мужики (как в январе пятого года). И вот эти полицаи - молодые, упитанные - будут стрелять. За раннюю пенсию и скудную пайку. В храме оживление: группа японских туристов - сухонькие старушки, кривые стариканы. Восторженно цокают языками, громко лопочут. Люди, наевшие морду, в русско-японскую, великой империи.