?

Log in

No account? Create an account

Добрый день

Меня зовут Игорь Моляков. Я депутат Государственного Совета Чувашии, член партии «Справедливая Россия», кандидат философских наук.

Несколько лет я занимаюсь проблемой обманутых дольщиков, коих в республике более 600 человек; уделяю внимание возможным экологическим последствиям от действующего в Новочебоксарске предприятия «Химпром»; активно участвую в законотворческой деятельности Госсовета.

В этом дневнике я собираюсь информировать о множестве запросов, которые я как депутат, направляю в различные госорганы, и, конечно же, знакомить публику с перлами чиновников в их ответах. Кроме того, читателю может понравиться моя манера письма и он с удовольствием продегустирует отрывки из моего неопубликованного романа "Заметки на ходу"…

На ГЭС комсомольцы ходили работать школами. Соревновались. Первая школа была среди первых. Если мы были не в лидерах, то в душе у меня разгоралась тихая ярость. Главное: успехи на трудовом фронте. Не песни, не пляски, не дурацкие танцы. А вот это – школьники выстраиваются в ряд на стройплощадке после работы. Старшие объявляют – первое место взяла первая школа. Хорошо работать наравне со всеми. Даже лучше других.
Read more...Collapse )

Наставник

Не верую я в бога:
Поддашься на обман,
Наставник спросит строго:
«А не был ли ты пьян?»

Представил: у Вселенной
Есть грамотный отец,
Суровый, здоровенный,
Как твердый огурец.

Харизмой стержневою
Пронзает пустоту.
Ваяет на покое
И эту тварь, и ту.

Прилег и, засыпая,
Смыкая зоркий глаз,
Раскинул простынь рая,
Прохладную, для нас.

Прапрадед, сладко млея,
С прабабкой учудил.
От ярости алея,
Творец шалман прикрыл.

Упорный созидатель,
Подлунный мир творя,
Забывчив, а писатель
О нем, выходит, я?

Нелепица какая -
Рассказывать взахлеб
О том, кто, не икая,
Мне ладит крепкий гроб!

Меня не станет точно.
Мой тварный срок - пустяк.
Костяк он сбил непрочно:
Ненадолго, а так…

Неумный шаг, но мне ли
Об этом говорить!
И все же - в самом деле
Способен он творить?

И мой хромой учитель,
Ощерив желтый клык,
Как ласковый родитель,
Щекой ко мне приник.

Tags:

Мелочь, но приятно

С Тамарой Арсеньевной Манаевой денег не берем. Материальные ценности получаем, но ровно столько, сколько можем съесть. В Чебоксарском районе секретарь нашей партии Луиза Шогулина давно нас ждала. Как обещала, приготовила нам мзду. Большую ватрушку со сладким творогом. У Тамары Арсеньевны сложный этап противостояния с управляющей кампанией «Новоюжная». Встала в шесть утра – и в бой. Росинки маковой во рту не было. Ну, мы и умяли ватрушечку.

Бывает и синь тяжела. Платформы на Казанском перекрыты сталью. Не плотно. Есть проемы между листами. Влажный сумрак пробивают вездесущие лучи солнца и цепляются, как кончики паучьей паутины за вокзальные стены. Эти желтые пятна называют солнечными зайчиками. И я так называю с тех пор, как научился связно говорить. Кто надоумил про «зайчиков»? В детском саду или в семье? Светило, прикинувшись «зайчиком», долгие годы облегчало жизнь, делало ее веселее. Кто не радовался солнечным бликам на стене комнаты, проснувшись на дне питерского дворового колодца?
Выходя с вокзала, взялся за глупость - размышлял: почему «зайчики», а не лягушата так же прыгают. Влез в голову лохматый от множества ножек паучище. Этими ножками лезет в каждую щелку, цепляется, плетет паутину. Мир в паутине солнца! Свет, когда его много, пугает, как гром или наводнение. Мы рабы раскаленной звезды. Живем благодаря ей, вот и поклоняемся живительному жару. Называем ее проявления ласковыми именами. А как только ни умасливали этот мертвый желтый шар. Тут и задумаешься - все дурное от него. Дурное - неотделимо от нашей жизни. Повернется так называемое «ясно солнышко» темным боком - вот и нет никакой жизни: ни добра, ни зла.
Как всякий холоп, человечество злобу срывает на слабых. К примеру, луна. Существует для нас визуально из-за отраженного света той же звездочки. Видом своим напоминает, что есть земля «в натуре». Если глянуть на землю с луны - тоже отражает свет. Та же луна. Только больше по размерам своего вечного спутника.
Надо идти на Ленинградский вокзал. Там ждет М.. У него дела в институте имени Сурикова. Нужно встретиться с одним академиком. Оттого и приехал пораньше. У Казанского, там, где вход в метро, та же влажная тень. Жизни поубавилось. Исчезли многочисленные ларьки с сосисками, пирожками, кока-колой. Не шляются цыгане, не орут продавцы билетов на междугородние автобусы. Чисто. Прибрано. Словно покойника помыли перед погребением. И - синева небес. Эта сталь покрепче будет, чем та, что над платформами Казанского вокзала.
Солнце - беспощадно, хоть звезда и никудышная, средних размеров. А как хлещет хлыстами горячего своего сияния Сатурны, Марсы и Венеры! Им, бедным, укрыться нечем. На земле, где ядро еще коптит потихоньку, решили устроить парник. Кто решил, людям, до исчезновения, прознать не удастся. Маскировочная пленка - вот она, аквамариновые небеса. Надо думать, какая это тяжесть. На электростанциях слышишь, как гудит электричество, уходя по тесным кабелям. Встал. Прислушался. Зудение такой напряженной сини - неизбежно. Непробиваемый панцирь в ясные дни подкладывается под удары неисчислимых копий беспощадного светила. Ломка, хруст, шуршание космического масштаба должны проявляться хоть как-то. Но зудение небес иссякло. Частые автомобильные гудки.
Наивные люди! Они смеют тыкаться в небесный щит с тыла. Игла гостиницы «Ленинградская». Здание тощее, поджарое, как русская гончая в прыжке. Сколько лет прорывается небоскреб в небо - синее, грозовое, бурное, снежное, ночное! Если бы небо было живым, то, израненное теми, кого оно прикрывает от гибели, оно переломало бы эти жерди, всунутые ему под ребра. Огромная тяжесть давит сверху, но в синеве дышится легче. Расстегиваю свой черный плащ на подкладке, снимаю кепку-блин, глажу лысину. Жив пока - и это, отчего-то, хорошо.
Длинный переход под Комсомольской площадью. Светлый. Выложенный желтой плиткой. Москва - город плитки. При Лужке-кепке город ларьков, шалманов. При Собянине-пегом - поселение плиточников. Все время стелют плитку. Постелят - собьют. Собьют - постелят.
Появились широкие автоматы с напитками из Японии. Это небольшие острова на Дальнем Востоке. На них столько японского народа - жуть! В недрах островков нет ничего полезного. И воды пресной мало для ста тридцати миллионов. Что же это за прохладительные напитки из страны, где люди живут и трутся друг о друга, как стебли камыша на болоте?
Вновь появились нищие и бомжи. Раньше по бокам перехода были проложены канавки для сбора грязной воды. Канавки были прикрыты чугунными решеточками. Теперь - неглубокие канавки. Один бродяга - тощий, в цветной курточке - укутался с головой, валяется рядом с питейными автоматами из Японии. Другой рухнул подальше. Цвет одежды не различить, но видно, что и куртка, и штаны - засалены. Лицо в редких волосах, пухлое, красное. Человечек, которого защищает небесная сталь, обоссался… Все вышедшее и вытекшее из человечка стекло в ярко-желтую канавку, никуда не движется, сохнет. Запах - соответствующий.

Мелочь, но приятно

Тамары Арсеньевны Манаевой в тот день не было. Рассказывал собравшимся о витиеватой судьбе двух коммерческих организаций – «Гермес» и «Регион». Названия разные – регистрация в одном месте. Региональные «Гермесы» чрезвычайно интересуются деньгами. Деньги же собирают рядовые граждане, которых кто-то в России (в шутку, что ли) обозвал «собственниками жилья». Рассказывал о схемах, используемых мужчинами в крылатых сандалиях и шапках, чтобы незаметно появляться и незаметно исчезать. «Да, во дают», - изумлялись собравшиеся. Практика коммерсантов, которые умоляют их не «кошмарить», может напугать слабонервного. Но мои слушатели не таковы. С хищным блеском в глазах (попались бы им крылатые парни на темной тропке), отважно дослушали рассказ о пугающих подробностях.

Проводница в отглаженной форме, аккуратна. Ничего, что шепелявит, проглатывает некоторые буквы. Картавость мягкая и вызывает жалость. Девушка не должна быть идеальной. Изъян должен быть - родимое пятно, шишечка не там, где требует идеал, заикание, сложности со взглядами на жизнь. Гламурные девицы ненатуральны, как конфетки с соей. Важно уметь подать изъянчик. Наша проводница делала все согласно. Выйдет замуж, и все части тела будут стареть скучно, одновременно. Мужику может надоесть идеальное. А спутница жизни с малюсеньким изъяном будет выделяться из вялой кожи и хромоты.
И. моя хороша, но и у нее есть недостаток. Взрывная женщина. Орет, а чего орет, сама не знает. Потом миримся. Все разнообразнее тянуть совместную лямку. У Горького, в «На дне» - продажная женщина, обнаружившая повесившегося художника, - размалевана. Проститутка - сплошные нелепости, выпячивание недостатков. Родинки, вздутые губы, слипшиеся ресницы, развратные интонации - все брошено на подыгрывание мужским порочным фокусам.
Проводница берет билеты (утром отдаст). Предлагает кофе, чай, лотерейные билеты. Потный мужик, заигравшийся с Дениской, не выдержал - заказал чаю. С лимоном. С сахаром. Два стакана. Потом девушка в накрахмаленном кокошнике появилась с кондитерскими изделиями. Потом - с мороженым. Чуть не сдался. Хотел взять пломбира. Никогда такого не делал и сейчас воздержался. Вспомнил - в рюкзаке квас, творожные сочники. Жадность.
Мужик обильно потеет, прихлебывает чай, шумно, энергично. Словно садовый насос «Шмель». Бабка - мужику: «Выручаете меня. Замучил Дениска. А вы взяли «огонь» на себя. Уж больно он шустрый. А у вас дети есть?» Пассажир, принимаясь за второй стакан, урчит: «Трое. Пятеро внуков. Я их манеру знаю - малышей».
Женщины принялись обсуждать, что взять на ужин - курицу или мясное филе. Гречку или макароны. Молодуха поведала, что в последнее время дают бумажные пакеты со снедью. Горячего нет. Зря беспокоились - в серебряных упаковках проводница привезла горячее на тележке. Взял мясо с макаронами, а из личных запасов - два стакана кваса и сочник. Дениска словно на батарейках «Энерджайзер». Но стал уставать. Уснул на нижней полке, а мужчина, в черных кальсонах и черных носках забрался наверх.
За окном темнело. Скучно мелькали деревья. Серые облака клочковаты, в дырах. Сквозь просветы видно, что солнце садится. Неяркое, квелое, словно сдутый баскетбольный мяч. Облака перед кромешным мраком расступились. Солнце расползлось малиновой кляксой, торопливо прибирало лучи за горизонт. В полях трава желтая, на склонах оврагов - бурая. На дне бело-черные сугробы снега.
Отключился в десять. Одиночество, как у Баха. Тот не верил в прогресс. Адамит. Как Дюрер и Брейгель. Амбивалентные ребята, такие же одинокие, как и я. Вот итальянцы оптимисты. Прогресс. Красота.
В поездах сплю плохо, с утра разбит. Опять снились олени. Стал подходить к ним, а они превратились в лосей. Вошел в гущу сохатых. Фыркают, поддевают мордами. Выхожу с другой стороны стада. Остро пахнет коровьим навозом. Чукча с санками: «Ой, глупый я, глупый. Лоси санки не повезут». Я: «Давай попробуем запрячь. Сядем вместе, поедем». Очнулся. Четыре часа утра. Тревожно, горят цифры над тамбуром. За окном - десять градусов. В вагоне + 27°. Жарко. Кожа чувствует неестественную чистоту белья (стирали химией). Голова отяжелела. Подташнивает. В туалете - прохлада. Отдышался - и обратно. Полусон, полуявь. С свинцовой головой просыпаюсь оттого, что в стаканах гремят ложки, как языки колокольчиков. Не переношу кофе. Даже запаха. Он проникает в ноздри, вскрывает и крушит мозг. Дениска спит. Остальные пьют так же шумно, как и мужичок, который просох, но теперь отмокал заново. Вчера - поддат. Сегодня - хмур. Матрасы в фирменных поездах упакованы в серые мешки. Прячу шорты-паруса. У меня мягкие ботиночки-мокасины. Снаряжаю фотоаппарат. Вываливаюсь сквозь низкие округлые двери на платформу (проводница успевает сунуть мне билет). Сплошной праздник. Холод, солнце, и голубые небеса.

Деловая переписка

Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу
Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Москальковой Т.Н.
Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
Володину Вячеславу Викторовичу
Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации
Федеральная служба по труду и занятости (Роструд)
Федеральное дорожное агентство Министерства транспорта Российской Федерации
Министерство транспорта и дорожного хозяйства Чувашской Республики
Министерство юстиции Российской Федерации
Генеральная прокуратура Российской Федерации
Прокуратура Чувашской Республики

Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики Молякова Игоря Юрьевича


Обращение

В ходе депутатского приема ко мне обратились работники Государственного унитарного предприятия Чувашской Республики "Чувашавтотранс" Минтранса Чувашии (далее - ГУП ЧР "Чувашавтотранс") с заявлением (сто три подписи), с требованием провести проверку обоснованности и законности утверждения тарифных коэффициентов.
Работники ГУП ЧР "Чувашавтотранс" утверждают, что "тарифные коэффициенты" якобы были значительно занижены, по сравнению с действующими ранее в указанном предприятии.
Read more...Collapse )

Между прочим

Между прочим, кризис. Денег все меньше. А кредитов – все больше. Население России мужественно борется за сокращение даже не основного «тела» кредитов. С трудом удается справляться с процентами. «Скидывает» все, что можно. Катера, запасные квартиры, теплые гнездышки для встреч с любимыми (прячутся по лесам), машины, музыкальную аппаратуру, ну и по мелочи – дома, поместья, землю и зарубежную недвижимость.
Еженедельно посещаю библиотеку. Так ведь даже книги сбрасывают (сбрасывают балласт, чтобы легче было улизнуть?). А тут я – алчными ручонками хапаю литературу. Ее в больших количествах жители приносят в библиотеку. Вдруг кому-то понадобится? А мне понадобится несомненно. Личные клейма на книжках – разнообразны, интересны. Некоторые просто произведения искусства. Встречаются автографы довольно известных людей. И вот пример: книжка известного татарского поэта Рината Харисова. Автор дарит собрание своих стихов Атнеру Хузангаю. Пишет: «Люблю вас, чуваши». В нынешнее время такое признание в любви дорогого стоит.

Мелочь, но приятно

Николай Владимирович Малов, попав в Госдуму, обрел смелость, последовательность. Я бы сказал, некоторую лихость. Работая в Госсовете Чувашии, не забывал на день рождения дарить книги. Помнит о моем дне рождении (что свидетельствует о том, что в его глазах я не потерял ни балла). Искренне переживал, что в последний приезд книжки под рукой не оказалось. Сей благородный муж передал из Госдумы редчайшее издание, попросив вручить книгу нынешнего председателя Комитета Госсовета. Что он (спасибо ему), набравшись отчаянной смелости, и сделал. Прилюдно. А книжка-то – про обманутых дольщиков. Двойной смысл: «Моляков, не вздумай обманывать людей! А также, попав в Госдуму, – никого не боюсь! И я, бывший руководитель местных единороссов, наконец-то займусь реальными проблемами обманутых».

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner