?

Log in

Добрый день

Меня зовут Игорь Моляков. Я депутат Государственного Совета Чувашии, член партии «Справедливая Россия», кандидат философских наук.

Несколько лет я занимаюсь проблемой обманутых дольщиков, коих в республике более 600 человек; уделяю внимание возможным экологическим последствиям от действующего в Новочебоксарске предприятия «Химпром»; активно участвую в законотворческой деятельности Госсовета.

В этом дневнике я собираюсь информировать о множестве запросов, которые я как депутат, направляю в различные госорганы, и, конечно же, знакомить публику с перлами чиновников в их ответах. Кроме того, читателю может понравиться моя манера письма и он с удовольствием продегустирует отрывки из моего неопубликованного романа "Заметки на ходу"…

Похороны

Зачем спешить? Нести неспешно гроб
Для тех, кто взялся, это ли забота?
Пусть бьет несущих горестный озноб,
Печальный трепет смертного полета.

Мой прах снесут. И с запахом смолы,
Замешанного с тяжким духом тленья,
Ладью усопшего дотащат до скалы,
Чтоб сбросить в воды вечного забвенья.

Меня не станет. Тряпка кумача
На крышке влажной станет пузыриться.
Из блеклых женщин, странно бормоча,
Одна к губам моим успеет наклониться.

Средь листьев тихим будет ход.
Как краток список пришлых и знакомцев!
Некрепко марлей схвачен сизый рот:
Пусть будет щель, отдушина, оконце!

Чем Бог не шутит! Может, и простит,
Пустому телу даст посмертно душу -
Пусть с уст опавших резво полетит,
Когда тряхнет меня в последний раз, как грушу!

Итог известен: ямины провал
Да та, что помнит судороги родов.
А Бог за так нигде не раздавал
Ни вольный дух, ни сладенькую воду.

Tags:

Деловая переписка

Управление Роспотребнадзора по Чувашской
Республике - Чувашии

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики пятого созыва
И.Ю. Молякову


О рассмотрении обращения

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Чувашской Республике-Чувашии (далее -Управление), рассмотрен Ваше обращение, в т.ч поступившее из ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чувашской Республике - Чувашии» (далее - ФБУЗ), сообщает следующее.
Read more...Collapse )

Крым. 2015. 134

Камень не крошился, был тверд. Изломанный карниз, дававший надежду на продвижение вперед, прерывался на правой стороне. Разрыв метра в полтора. Но сверху выемки и толстый сук можжевелового куста. Обратно карабкаться трудно, отнимет последние силы. Впереди зияет пустое пространство и внизу, метрах в пятнадцати, хищные валуны. Падение - тяжелое увечье, смерть.
Янтарная дружина самая крайняя в Артеке, построена в лесу и ближе всех к горе. Несется песня: «С голубого ручейка начинается река…» Обрывки песни - мирные, уютные - указывают на то, в какой критической ситуации я нахожусь. Никаких звуков, тогда легче настроить дух и тело для определенного взаимодействия, не допустить хаоса. Детская песенка поднимает волну ужаса. Тело и остатки внутреннего разумения разлетаются в стороны, сухо щелкая, как бильярдные шары. Как не сошел с ума? Что удержало на краю? Почему не разжал руки, а наоборот, руки (это все, что у меня осталось) окаменели, железо пальцев, казалось, выдавливает горький можжевеловый сок.
Бывал на высоте, ползал по краю. Какими неуклюжими, медленными становятся движения! Ошибка может быть только одна. Вот корень боязни высоты и глубины - все сведено к единице. Безальтернативность. Максимально уменьшенное количество попыток. Всего одна. В течение истории человек строит ограды - от огня, ветра, неприятеля, жары, холода. Стихии сводят количество попыток к единице. Человеку же хочется пытаться и пытаться. Отсюда - лекарства от старости, мечты о вечной жизни. Ты появился на свет. Это - не счастье. Это - беда. Многие возможности попыток - субъект, типа меня, желает уменьшить катастрофические последствия этой беды. Родители (генная инженерия) могут выбирать пол, цвет глаз, волос и даже склонности ума. Электронные «стрелялки», где в игру вводится определенный запас жизней для враждующих сторон. Резвому мужику - множество любовниц. Пока смерть неизбежна, нужно свести к минимуму количество ситуаций, когда исполняешь смертельный номер: пан или пропал. Ведь кто-то посмеялся надо мной и вывел меня в критическую точку, множество из которых мне удавалось в жизни избежать.
Начал бормотать: «Скажи, кто привел меня. Как мог так облажаться?» Назад или вперед? - «С голубого ручейка… река… дружба… улыбки». Слово «улыбки» толкнуло вперед. Ветка провисла, серо-черный камень пронесся перед глазами, затем можжевельник спружинил - встал одной ногой на противоположный выступ дыры. С шипением, с хрустом проволочилось пузо по камню. Две ноги рядом, на другой стороне. Медленно перебираю руками по стволу, чтобы голова встала над задницей. Все мокрое - и я, и камни.
Страшно чешется нос. Утыкаюсь лицом в стену, вожу носом по пятнистой, как шкура гиены, поверхности. Что за пятна? Кварц? Резко дергается можжевеловая ветка. Летит из трещины корешок. Выпадают камушки, звеня, летят вниз. Это - подло. И никто не виноват, кроме девяностокилограммового тела. Был бы легче, не выдирал бы стволы с корнем. Абы да кабы - последнее дело заниматься софистикой в условиях, оставленных Софией.
Голова не при чем. Правая рука, битая инсультом, взметнулась вверх, мгновенно выцепила глубокую выемку, спасительную засечку. Пальцы впились в углубление. Удержался. Ужас сменился дикой, радостной надеждой - не все потеряно. И то, что потеряно не все, - не моя заслуга. Кто-то меня не только наказывает, но и прикрывает. Конечно, это может быть одна ипостась, огромный онтологический «зверь»: шибанул по башке левой, но поддержал правой. Впился зубами в шею, но лизнул за ухом. Плевать: играет кто-то или борются несколько. Шанс. Здесь никто не спускался. Только альпинисты.
На мне красные шорты. Сумрак и пот умерили ярко-алый цвет спортивных штанин. Неожиданно, хлюпая, кроссовки срываются с приступа. Льет мелкий дождь. Все скользко. Но уже не страшно. Вишу на руках. Водянистость (предательская) мышц сменяется стальным холодом. Руки онемели, но не мерзнут. Застывают, как лед. Он тут же крошится. Осколки впиваются изнутри в шею, плечи, кисти рук. Круглая, как бочка, скала - впереди. Обхватываю ее руками, заползаю на другую сторону, замечаю - по удобным дыркам можно уйти с опасного места. Задыхаясь, в рывке, забираюсь на те же скалы, с которых пытался слезть метров за пятнадцать до этого. Зачем лазил? Потратил столько сил? Надо отдышаться. За мной следят глаза умной, злой собаки.

Tags:

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации
Прокуратура Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики
Государственная жилищная инспекция Чувашской Республики
Администрация Московского района г. Чебоксары
Управление Роспотребнадзора по Чувашской Республике — Чувашии
Приволжское управление Ростехнадзора в Чувашской Республике
ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Чувашской Республике - Чувашии"
НП "ЖКХ Контроль"
Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Москальковой Т.Н.


Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякова Игоря Юрьевича

Обращение
Во время встречи с жителями дома №8 по ул. Пирогова в г. Чебоксары Чувашской Республики граждане, проживающие в указанном доме пожаловались, что возле первого подъезда долгое время в результате неправильно проложенного дорожного полотна собирается огромная лужа.
Read more...Collapse )

Крым. 2015. 133

Надеялся на возможность спуска. Не обманывает широкая исхоженная тропа. Выложил из сумочки на камни деньгу, удостоверение. Представить, чтобы бывалый документ лежал в глухомани, у обрыва, и просыхал от пота - сильно! В Чуфут-Кале был. На Ай-Петри согревал мой карман. Керчь, Феодосия, Аджимушкай, Севастополь, Троице-Сергиева лавра и Неаполь. Мочило его в Коктебеле, на отрогах Кара-Дага. И вот камни Медведь-горы.
Стало легче. Пустая вода схлынула из ног и рук. Изодранные ладони горели яростно и торжественно. Так горели руки, когда, в далекие средние века, открывались у фанатиков стигматы. Так чувствовал себя впавший в экстаз чукча, попавший в снежную бурю, обращаясь к духам: «Придите, духи! Я дам вам сала». Спускал лохматые штаны, становился к ветру голой задницей и шлепал себя по ягодицам.
Подозреваю, Иван-царевич кормил орла, несшего его по небу, отрезая мясо с задницы. Говорить об этом не принято - а откуда он его срезал? Соскабливал с рук и с ног? Бедная задница! Ее пинают, порют, режут. Над нею издеваются, обзывая бранными словами. Непотребные частушки. Вот где исток эгоизма. Именно ж… делает жизнь комфортной. Посиди на голой косточке на бревне или камне! Индивидуальная подушечка выручает. Благодарны ей режиссеры кинофильмов. Как заботливы они, поглаживая женские ягодицы! Какие слова говорят - будто речь идет о сердце или душе!
Справедливо отмечают - всё на Руси через задницу. Поначалу безобразно. Но проходят века, и то, что было криво, - выпрямляется. Кособокое - притулилось и стоит себе, в то время как в других местах уже все закончилось и стухло. Россия - женского рода. Задница - тоже женщина. Не ругать ее надо, а любить тайной любовью.
Пошатываясь, поднялся. Снова хватаюсь за хвощи и хвою, стараюсь обмануть черный водопад, вознамерившийся меня уничтожить. Еще немного вниз - стирается хитрая тропка между скал, и можно будет праздновать финал путешествия. Впереди - гряда остро отточенных, беспорядочно наваленных камней. Там пресекается, захлебывается камнепад. Осторожно подбираюсь к краю. Опасно. Каждое движение проигрываю по несколько раз в сознании: не сорвется ли нога, не выскользнет ли уступчик из-под влажной ладони. Странная игра в кошки-мышки. Полное неравенство: ели просчитаюсь, сорвусь - каюк! А жирному спящему «медведю» - хоть бы что. Многих на горе порезали, побили камнями, а сколько сорвалось и ухнуло в пропасти и расщелины за тысячи лет - не счесть.
Все-таки игра идет. Кто кого? С края смотрю не на скалы, что внизу, а чуть вперед. В Горном лагере запел горн - вечерняя линейка. Пошел мелкий дождик и накрыл меня вместе с деньгами и удостоверением. Крыши корпусов близки. Стоят в густом лесу, что взбегает к основанию Медведь-горы. Потом идет голая, пустынная россыпь крупных осколков. Впечатление такое, словно находишься на фабрике по производству гальки. Только размеры не те. Такой галькой выстилают дорогу титанам. Внимательно высматриваю сквозь пелену дождя какую-нибудь тропинку: вот она выкатывается из леса, вьется по каменистой пустоши, упирается в скалы, на которых я лежу. Рядом, в камнях, ложбинки. В них, как в блюдцах, скапливается вода - совсем чуть-чуть. Прежде чем Аю-Даг произнесет приговор, высасываю дождевую воду с камней, лижу мокрую поверхность. Вода теплая, безвкусная, мокрый камень скользит со скрипом под шершавым языком. Наконец, набравшись мужества, озираю склоны, на которых лежу. Еще и еще раз все ощупываю взором. Ничего. Упорно зыркаю, обращая мольбу к глазам: высмотрите хоть что-нибудь! Вот, вроде, внизу, в метре от меня, узкий каменный карниз. Есть выступы, можно схватиться руками. Возможен упор для ноги. А главное - из щелей лезет кривой, перекрученный сук можжевельника. Он соблазнительно пролегает поверх ручного «карниза». Путь этот еле заметен. Трудно представить, чтобы сотни людей пользовались им. И, все-таки, он существует! Высота, на которой держат меня каменные столбы скал, - с пятиэтажный дом. Но, если умело проползти, хватаясь за можжевельник, можно удачно спрыгнуть на каменное плато, в лес, а там - Артек.
Момент выбора. Сознание совместно с чувствами выжимает малюсенькую внутреннюю площадку. Там битва: смертельный ужас падения, соблазнительный кайф окончания испытаний. Ужас - надежда. Стычка. Рвет грудь. Гулко стучит в висках, сердце захлебывается в потоках крови. Разворачиваюсь на пузе. Ноги - над обрывом. Проверяю, хорошо ли зацепились руки за неровности (вдруг отлетит треснувший камень, тогда - пиши - пропало!). Грудь скользит по камням, майка задирается, и камни беспощадно скребут кожу. Где же нижний уступ? Ноги, кроссовки, мокрые шорты, удостоверение, фотоаппарат, деньги болтаются в неизвестности. Беспомощное шарканье гладкой поверхности. Но, наконец, правая нога находит опору.

Tags:

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
Председателю Правления Совета муниципальных образований Чувашской Республики Л.И. Черкесову
Прокуратура Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики
Государственная жилищная инспекция Чувашской Республики
Администрация Московского района г. Чебоксары
Управление Роспотребнадзора по Чувашской Республике - Чувашии
Приволжское управление Ростехнадзора в Чувашской Республике
ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Чувашской Республике - Чувашии"
НП "ЖКХ Контроль"

Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики Молякова Игоря Юрьевича

Обращение

Во время встречи с жителями дома № 12 по ул. Гузовского в г. Чебоксары Чувашской Республики граждане, проживающие в указанном доме пожаловались на следующие недостатки при содержании указанных домов за время управления данным домом ООО "Мирный-1".
Read more...Collapse )

Крым. 2015. 132

АТФ - молекула, аккумулирующая энергию в растениях и отдающая ее для осуществления реакций по обмену веществ. Растения (все!) прикрывают листьями, сучками, стволами, корнями тайну аденозинтрифосфата, который таинственным образом переделывает электромагнитные излучения с определенной длиной волн в химическую энергию. Без АТФ фотосинтез невозможен. Динамизм всему хозяйству придает солнечный свет. Но он-то сейчас отсутствует. Катализатором фотосинтеза является хлорофилл (хлорофилловые зерна). Жизнь растений основана на воде, солнечном свете, воздухе. С помощью воды и солнца (тут еще путается углекислый газ) растения производят сахара.
Ноги мои измучены многочасовым напряжением. Я их перестаю ощущать. Удивительная легкость отсутствия опоры. Но на «водяных» ногах нельзя идти. Солнца (и его света) нет. Химическая фабрика растений не работает, а люди ушли с Аю-Дага оттого, что в результате сотрясений почвы были перекрыты родники.
И воды - нет. Только в ногах-бутылках. Пот выбрасывается теперь небольшими порциями - пойдет волнами по спине, потом стихает. Сухость во рту постоянная. Рот обметало белым. А тут - сахара. Если в пересохший рот положить кусочек сахара - бр-р-р. Если хватаюсь за стволы и ветки растений, на которые не падает свет, и нет воды, что с теми молекулами, аккумулирующими энергию? Странная трава с белыми твердыми соцветиями. Бодяк обыкновенный? Странное название осело в памяти. Вот выползает бодяк болотный. Болит желудочно-кишечный тракт, а попьешь отвара бодяка с болота - отпускает. Еще валериана и белена черная. Наверняка в черный отвар, что пью с утра, входят лошадиные дозы валерьянки. Отвар бы не помешал: сильно беспокойство. Спуск неприемлемый, опасный. Воды нет.
Надежда одна - соскочить с горы и проникнуть в лагерь. Телефон отключен. И. сходит с ума, я знаю. Любят ли нас женщины? Лучезарно, нежно, жизнеутверждающе? Вряд ли. Но, ненавидя порой, они сходят по мужикам с ума. Упреки, истерики, крики. Это - не любовь. Это сублимация сожаления по собственной жизни.
Вот еще - белена. Объелся белены, поперся на неудавшийся вулкан без воды, не зная точно дороги. Висишь средь камней в надвигающихся сумерках. Кто из художников рисовал дикие скалы, ощерившиеся базальтом склоны? Вспомнился гениальный пейзажист Васильев. На полотне - быки, запряженные в арбу, каменистая дорога, бедная растениями, местность. Рокуэллы Кенты, Рерихи изображают «прекраснодушные» горы, сглаженные фантастическими представлениями.
Острая боль пронзает ладони. Схватился за утыканные шипами ветви. Шиповник? Ежевика? Плоды шиповника содержат глюкозу, фруктозу, сахарозу. Подношу ладони к лицу - внутренняя сторона в крови, торчат черные обломки иголок. Кое-как присаживаюсь, начинаю выдергивать их из мяса. Выдернешь, заразу, ранка заполняется горячей кровью. Лижешь шершавым языком ранки, а не помогает.
Односеменные орешки. Листья с волосистым опушением. Эллиптические, похожие на пилки. Сироп. Аскорбиновая кислота. Хотя бы каплю воды! Мне! Мои физиологические процессы химически сложны, но все тупо упирается в триаду: вода, свет, воздух. Понимаешь: это - основное. Разум и ощущения - пустое! Совесть, жалость, вера - смех! Придумали Бога. Никакого облегчения. Авраамические религии - бардак, договориться не могут. Исламисты режут иудеев. Чем дальше - тем активнее. Наука - вертлявая стерва, к тому же, дорогостоящая. И вера - такая же. Все дальше и дальше друг от друга. Почему молодые люди, занимающиеся компьютерами, ходят в дурацких кепках, майках, штанах, кедах? Подчеркивают свою хакерскую, подлую сущность? Ставят себя выше остальных. А Бог - как же?
На мне мокрая грязная майка, красные шорты, темные от пота, черная бейсболка в белых разводах и сумочка через плечо. Скоро она будет хлюпать от пропитавшего ее пота. Там - телефон, фотоаппарат, деньги, удостоверение. Чем не хакер! А если реально сунуть хакера на голые камни, что он будет петь?
Жизнь зависит от растений. Не смогу хвататься за колючки - погибну, покатившись вниз. Испаряются, словно пот, человеческие мысли и чувства. Бог, мораль, одежда. Пока жива резкая боль в ладонях. Ноги уже даже не дрожат. Пока работают руки, но и они наполняются влагой неземной легкости. Когда вся суть моя станет водянистой (80% тела - это вода, и сейчас она горяча, бунт телесной влаги), я легко скачусь в пропасть. Смерть - это перебродившая в теле жидкость.

Tags:

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
БУ Чувашской Республики "Республиканская психиатрическая больница"
Министерства здравоохранения Чувашской Республики
Администрация города Чебоксары Чувашской Республики


Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики Молякова Игоря Юрьевича

Обращение
Ко мне на личном приеме обратилась гражданка Аникина Наталия Геннадьевна, зарегистрированная по адресу: Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Сельская, д. 15а.
У Наталии Геннадьевны образовалась сложная запутанная жизненная ситуация. Она страдает тяжелым психическим расстройством, являясь инвалидом второй группы.
Read more...Collapse )

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner